Беларуские основатели «Мозгобойни» готовятся к суду с российскими партнерами

21 Декабря 2021 Onliner.by 2081 0 Скандалы
Поделиться

Продолжительное сотрудничество беларуских основателей с российскими партнерами, способными масштабировать прибыль, привело к конфликту, пишет Onliner. В этом году Катерина Максимова и Александр Ханин узнали, что со счетов общей компании ушли деньги, товарный знак, но главное — обоюдное доверие.

Мозгобойня» была зарегистрирована в 2012 году. Это интеллектуальная игра, где команды соревнуются в умении быстро отвечать на вопросы. Немножко похожа на «Что? Где? Когда?», немножко на «Брейн ринг», но в целом — обладающая уникальными особенностями, поэтому в какой-то момент стала самым массовым квизом с командами в сотнях городов и паре десятков стран.

В 2016-м беларусы нашли двух партнеров в Санкт-Петербурге, рассчитывая совместными усилиями выйти на новую высоту. Так и получилось, проект продолжал масштабироваться через франшизы. Управление покинуло Беларусь, переехав в Россию. Доли между четверыми распределили поровну — по 25%.

В том же году франшизу «Мозгобойни» купили Антон Писчиков, Руслан Гилязов, Александр Лежнин, Николай Тисенко (сейчас он уже работает в шоу-бизнесе Москвы и судится на стороне Ханина и Максимовой) и запустили игру в Екатеринбурге.

780516ab7f09cd5ad7064f831ed7d9ae.jpeg

С наступлением пандемии коронавируса коммуникации между партнерами стали портиться. По словам Антона Писчикова, которые можно встретить в каждом интервью менеджера, обвал основной игры, рассчитанной на офлайн-встречи, составил 95%. Максимова подтверждает, что тоже передавала такую информацию вовне. Второй обвал произошел в коммуникации команды соучредителей.

"Екатеринбуржцы, которые фактически контролировали управление, перестали выходить на связь, делиться с нами отчетностью. Вплоть до середины этого года. Теперь мы выяснили, что вся структура прибыльна (не только Кипр), потому что офлайн возобновился очень много где и прежние поводы не давать отчетности и не коммуницировать с нами на тему финансов вроде «кризис, беда, в ноль еле выходим» уже не могли быть релевантными. Также мы обнаружили, что из кипрской компании были отчуждены торговые марки на российскую компанию наших партнеров. Мы посчитали это нарушением договоренностей," - комментирует Катерина Максимова.

Ханин и Максимова занялись своими активами плотнее и попытались проаудировать кипрскую компанию.

— С августа 2020 года мы не получали никакой отчетности. То бухгалтера меняют, то QR-коды опять все обрушили, то еще что-то. Это весной мы получили какую-ту короткую и невнятную записку на несколько строк. О том, что есть прибыль, мы судим косвенно. По Беларуси в том числе: у нас есть доступ к статистике проводимых игр и получаемой выручки в Минске. Потом мы узнали, что в прошлом году с кипрских счетов в Россию вывели 140 тысяч евро. Возможно, это деньги, которые были заработаны до пандемии, мы не знаем. Но все эти кулуарные активности не должны были существовать в принципе, — считает Максимова.

Но главное, российские партнеры занялись отчуждением товарных знаков в пользу своей компании.

В связи с этим Ханин и Максимова обратились в окружной суд Никосии с целью признать отчуждение незаконным, а в последующем и всю деятельность россиян с момента отчуждения — ничтожной.

Суд начал рассмотрение дела в заочном формате. Но текст иска был отправлен в Екатеринбург.

— Это дело может тянуться и год, и два. Как будут работать франчайзи-партнеры «Мозгобойни»... Наверное, это скажется не лучшим образом, но мы рассчитываем на оперативное участие россиян в переговорах, — говорит Максимова.

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: