В закладки: что читают и смотрят иллюстратор, специалист по связям с общественностью "Арт-Беларусь" и коммерческий директор SLON Media

Поделиться

Marketing.by продолжает узнавать, какую литературу читают и что смотрят те, кто без вдохновения в работе не представляет свою жизнь. Про любимые книги в очередном выпуске "В закладки" рассказывают иллюстратор Оля Кузьмич и специалист по связям с общественностью проекта "Арт-Беларусь" Лиза Маслёнченко, а любимыми фильмами делится Вадим Хейфец, партнёр и коммерческий директор видеомаркетинговой компании SLON Media.

1611_oooo.plus.png

Воля Кузьміч, ілюстратарка, мастачка

Any human heart. Уільям Бойд. Дзённікі Логана Маўнсцюарта

6.jpg

Я прачытала гэты знакаміты раман аднойчы, але вяртаюся да яго ў думках штораз, як завітваю да сваёй бабулі. Бабе Дусі цяпер 92 гады, якія яна цалкам пражыла ў адной вёсцы на Палессі. Праз вёску праходзілі войны, змяняліся ўлады. А бабуля гадавала 8 дзяцей. З улікам унукаў і праўнукаў яна дала каля 70 новых жыццяў. Бабуля спявае песні на амаль усіх мовах тых уладаў, якія прайшліся нашымі мясцінамі і яе жыццём. Ейныя дзённікі – гэта песні, якія захоўваюць ўражанні з дзяцінства і маладосці, а не сучаснае іх рэха.

Пасля прачытання дзённікаў Логана хочацца пісаць, звяртаць увагу на падзеі вакол, ствараць іх, і захоўваць у сабе волю да жыцця нягледзячы ні на якія выпрабаванні.

Анка Упала "На заснежаны востраў"

7.jpg

Цікава, што гэта таксама дзённік. Свежы аўтабіяграфічны раман напісаны аўтаркай у часе году навучання на стыпендыяльнай праграме ў Швецыі. Вось тут і цяпер, побач з намі жывуць усе апісаныя героі і ўсе падзеі сапраўды мелі месца. Кніга пра міграцыю і разуменне ўласнай ідэнтычнасці. Кніга, якую хочацца чытаць у цішы і назіраць.

Для мяне гэта кніга ў тым ліку пра выхад з зоны камфорту, пра мэты і пачатак з нуля ў новым. Мне гэта блізка. Калі няважна, чаго ты дасягнуў у адной сферы, калі ты ствараеш сябе зноўку ў іншай – нікому невядомыя твае поспехі і твой патэнцыял. Аўтарка – перакладчыца Алена Казлова – вывучае з нуля шведскую ў народнай школе для дарослых, якая аб’яднала людзей розных краін і розных лёсаў.

Яна Франк "Муза и Чудовище. Как организовать творческий труд"

8.jpg

Як паспяваць у дэдлайны, разлічваць нагрузку і падтрымліваць працоўны рытм без выгаранняў, як выглядае маё працоўнае месца – гэта самыя частыя пытанні да мяне ў інтэрв’ю і публічных выступах. Таму дадаю ў падборку і кнігу, блізкую да маёй прафесіі. Любы праект я пачынаю з чыстага стала, без дробных дэталяў і адцягваючых фактараў, без «творчага беспарадку», з якім часта асацыююць мастакоў. Натхненне для ілюстратара – гэта працоўны інструмент, а не рэдкая дзівосная птушка, якую трэба чакаць у келлі каля адчыненага вакна з кубачкам гарбаты ў адной руцэ і алоўкам у іншай, як стэрэатыпна ўяўляецца прафесія ілюстратараў.

Насамрэч гэту кнігу можна пачытаць за гадзіну, настолькі яна кампактная. У ёй сабраныя практычныя парады пра арганізацыю працы для людзей творчых прафесій.

Марыяна Дзюбюк "Леў і птушка"

9.jpg

Я трымаю на паліцах няшмат кніг. Аднак ёсць такія, чытаць і разглядаць якія штодня – чыстае задавальненне. «Леў і птушка» франка-канадскай дызайнеркі і ілюстратаркі Марыяны Дзюбюк – кніга пра адзіноту, адданасць і сяброўства. Прадаецца ў аддзелах дзіцячай літаратуры, аднак яе смела можна чытаць людзям усіх узростаў. Колькасць тэксту ў ёй вымяраецца дзясяткам сказаў, аднак кожнае слова важкае. А тры старонкі пасярод кнігі проста белыя – і гэтая пустэча адмыслова падкрэслівае шчымлівасць і адзіноту, якую перажываюць сябры ў расстанні.

Оксана Була

10.jpg

Адыйсці ад палічкі з калекцыяй ілюстраваных кніг мне складана, таму ў дадатак распавядаю пра кнігі ўкраінскай ілюстратаркі Аксаны Було. Любоў, добрая іронія ў ілюстрацыях, незвычайныя кароткія сюжэты – гэта адметная рыса яе кніг, якія перакладзеныя на шмат моваў свету. Хоць колькасць словаў там можна палічыць на пальцах. Аднак у кожны разгорт можна доўга ўчытвацца. «Мядзведзь не хоча спаць», «Зубр шукае гняздо» – незвычайныя гісторыі з героямі другога плану – ляснымі жыхарамі туконі. Люблю! А дзве праілюстраваныя ёй кнігі «Хто расце ў садзе» і «Хто расце ў парку» з цёплымі малюнкамі пра пошукі сябе маленькімі парасткамі перакладзеныя і на беларускую мову.

1506_oooo.plus.png

Лиза Маслёнченко, специалист по связям с общественностью проекта "Арт-Беларусь"

Евгения Гинзбург "Крутой маршрут. Хроника времен культа личности"

1.jpg

Сильная и страшная книга о жестокости, бесчеловечности, разочаровании в советской системе. Сильная и страшная книга о том, как людей методично и медленно убивали, десятками тысяч этапируя на северо-восток России. 

Гинзбург не пытается дать исторический обзор, а искренне и с болью  рассказывает о  жизни в одиночной камере, этапах и лагерях. Женя работала в редакции областной газеты "Красная Татария", после - преподавателем в пединституте. За то, что не разоблачила коллегу в "троцкистской деятельности" репрессирована в 37-ом и осуждена на 10 лет за "контрреволюционную террористическую деятельность". Потом еще на восемь. О половине стакана воды в сутки, бесконечных зимах, голоде, предательствах и долгом пути освобождения от великого Страха. 

По книге снят фильм «Внутри вихря».

Саша Cоколов "Школа для дураков" 

2.jpg

Русский литературный постмодерн. Не можешь остановиться, спешишь глазами за предложением, не успевая мозгом, а потому особенно близко, чувствами, проживаешь лето, наблюдения за природой, переживаешь влюбленность героя в тридцатилетнюю учительницу Вету, взахлеб принимаешь простоту и глубину мысли учителя Норвегова, путаешься и не стремясь разобраться погружаешься в эмоциональный рассказ мальчишки из специальной школы.

У ученика «школы для дураков» нет ни «вчера», ни «завтра». Есть только внутренний диалог с «другим собой» состоящий из непоследовательных восхищенных мыслей. Читая роман, взрослеешь вместе с героем, который и не повзрослеет никогда вовсе, а так и останется смелым, но робким правдолюбцем. В книге меняют идентичность персонажи, отсутствует течение времени и сюжет. Люблю роман за честность, искренность и чистоту. 

Джулиан Барнс "Шум времени"

3.jpg

Принимать внутрь после «Крутого маршрута» Гинзбург. Те же летние ночи 37-го года, то же напряженное ожидание неизбежного, «черного воронка» - за тобой или за соседом? Подготовка к допросам, собранный чемодан, мысли об оставленной семье, папироса за папиросой..

Начала читать книгу с похожими ощущениями, как и смотреть сериал «Чернобыль» от HBO, то есть с заведомым скептицизмом: британец Барнс - о советской жизни, о сталинских репрессиях, о Шостаковиче?

После прочтения мой Kindle распух от отмеченных цитат и словесных конструкций. Глубоко и тонко льется мысль у Барнса, передавая мысли Шостаковича о малодушии и предательстве идеалов советского человека. Человеческая трусость в случае с репрессиями стала выгодным решением.  

Пелевин "Айфак 10"

4.jpg

Недавно я неожиданно и на месяц оказалась в больнице. Что тебе взять в библиотеке? — заботливо спросила мама. — Пелевина что-нибудь новое привези, пожалуйста.  

Виктора Олеговича уважаю. Наверное, прочла больше четверти его опубликованных произведений. Только начинаешь скромно предполагать: Пелевин — вот такой, все понятно, как бац — Пелевин уже совсем другой, а наброшенный ярлык предательски рассыпается. 

Литературно-полицейский алгоритм Порфирий Петрович, который расследует преступления и пишет о этом романы и крутой искусствовед и куратор Маруха Чо — парочка та еще. Мара покупает Порфирия с целью мониторинга  операций на рынке современного искусства. Полицейский алгоритм должен помочь ей разузнать все возможное о сделках, связанных с так называемой «эпохой гипса» — последним культурным взлетом XXI века. Больше всего меня заинтересовала линия, посвященная современному искусству. Прочла за два дня. Все эти два дня не заходила в социальные сети, не читала новости и не проверяла почту. 

Владимир Короткевич "Колосья под серпом твоим"

5.jpg

«Колосья» перечитываю седьмое лето подряд. Для меня это самая важная книга о милосердии, благородстве и внутренней чистоте. О любви к миру, природе, людям. Особенно дорожу первой частью, где главный герой, Алесь Загорский, взрослел. Роман посвящен событиям кануна восстания 1863 года и жизни героев до отмены крепостного права. Писатель прослеживает нравственное и идейное развитие целого поколения людей, бросивших вызов царскому деспотизму во имя народной свободы.

Эту книгу важно чувствовать. И обязательно читать за городом, в самый расцвет природы.

Отправиться бы лет на сорок назад, встретить Владимира Семеновича, букет подарить огромный и спасибо сказать.

1367_oooo.plus.png

Вадим Хейфец, партнёр и коммерческий директор видеомаркетинговой компании SLON Media, совладелец бара Крафтмэн

Йоргос Лантимос "Лобстер"

14.jpg

В «Лобстере» Лантимос представляет нам мир точь-в-точь таким же, каким знаем его мы сегодня. За одним исключением: одиночество в отдельно взятых государствах преследуется по закону. Правила относительно гуманны: если уж вы не озаботились тем, чтобы найти себе пассию, или, скажем, совсем недавно по какой-то из причин потеряли своего жизненного партнера, вам предлагается пара-тройка недель санаторного режима. В красивом пансионате, посреди зеленых лужаек и густых лесов, под специальным надзором специально обученных психологов, у вас есть шанс найти себе ту самую половинку из числа других постояльцев.

Проблема заключается в том, что этот «живой тиндер» для вас не будет длиться вечно. По истечении заранее установленного дедлайна с вас спросят по всей строгости. И если не похвастаетесь успехами в деле построения новой ячейки общества, придется попрощаться со своим человеческим телом. Ему на замену, впрочем, можно выбрать какую-нибудь зверушку, чтобы пройдя эдакую реинкарнацию, заскакать по все тем же лужайкам радостным пони, или окунуться самой настоящей щучкой в ближайшую реку. Правда, гарантий того, что из вас не сделают уху в первый же день новой жизни, никто не дает. Ибо, нечего тут. Главного «отдыхающего» по сюжету играет Колин Фаррелл, который будто специально для этого фильма долгие годы копил всю свою актерскую мощь. За подругу дней суровых отвечает несравненная Рэйчел Вайс. Смотреть лучше в одиночестве, для пущего эффекта.

Дени Вильнёв "Враг" 

11.jpg

Зная, что режиссер Дени Вильнёв для главной роли в ленте «Враг» метался в своем выборе между Бардемом, Бейлом и Джилленхолом, понимаешь, какую актерскую силищу он искал. Не мудрено. Центральный персонаж повествования (роль все-таки досталась Джилленхолу) оказывается в довольно угловатой жизненной ситуации, когда случайно узнает о существовании собственного двойника. И ведь мама точно не утаила от него брата-близнеца, и ничем галлюциногенным он в последнее время не злоупотреблял. А все же факт остается фактом. Внешняя копия бедняги живет с ним в одном городе, еще и преуспевает на актерском поприще. Казалось бы, такая завязка может легко скатиться в жанр комедии, но не тут то было. Задумывалось все как психологический триллер, таковым и является. Темные закоулки сознания, загадочные миражи и полные вагоны фрустрации. В общем, кайф самый настоящий. Ах да, и этот фирменный Вильнёвский желтый. 

Карим Амер, Джехен Нужейм "Большой хак"

12.jpg

Круче документального кино может быть только документальное кино о свежих событиях, еще не успевших перейти в ранг исторической хроники.
Если вы когда-нибудь задумывались, что Facebook вас подслушивает, а Instagram уж слишком точно и вовремя подсовывает вам рекламу курсов английского языка, значит вашей степени паранойи хватит, чтобы оценить творение создателей «Большого хака». Авторы фильма-расследования безо всякого страха намекают на то, что неоднозначные итоги последних американских выборов, а также волнения Туманного Альбиона по части брексита — вовсе не случайность, а результат заранее спланированной таргетированной кампании в социальных сетях. Что не договаривает Цукерберг, и как можно из тихого SMM-специалиста вырасти в угрозу мировому истеблишменту? Такие темы подымает это кино, а выводы предлагает делать вам самим. Хм, или это уже не совсем ваши выводы?

Вуди Аллен "Матч Поинт"

13.jpg

Вуди Аллену для точки опоры в его фильмах обычно нужны 3 составляющих: город, любовный треугольник и la femme fatale.

В картине «Матч Поинт» за плацдарм боевых действий отвечает Лондон со своими пригородами, роль роковой женщины берет на себя восхитительная Скарлетт Йохансон, ну а лабиринты любви складываются уже безо всякого труда. Типичные для Аллена душевные терзания по Достоевскому вперемешку с холодным детективным повествованием заставляют максимально концентрироваться на происходящем. Финалист всех возможных подборок в духе «развязка, которую вы не ожидали». Главное, сильно не переживать. Это все-таки кино, хоть и с пугающе реалистичными идеями.
Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: