Социолог о влиянии пандемии: "В Беларуси формируется сообщество судьбы, когда людей объединяет общая проблема"

5 Мая 2020 9350 0 Мнение Нестандарт
Поделиться

Социологи по всему миру говорят об огромном влиянии коронакризиса на мировосприятие людей. Звучат фразы "мы никогда уже не будем такими, как прежде", "все изменится". В Беларуси явно считывается усиление поддержки определенных слоев населения и представителей медицинских профессий. Очевидна и волна внимания к действиям активистов, волонтеров и бизнеса. При этом остро стоит вопрос о доверии информации от государства...

marketing.by вместе социологом и руководителем исследовательских проектов SATIO Филиппом Бикановым решил копнуть глубже. Филипп делится профессиональной оценкой о том, как пандемия изменяет беларуское общество. Можем ли мы рассчитывать на солидаризацию беларусов? Отличаемся ли мы в своих реакциях и поведении от наших ближайших соседей?  

882_oooo.plus.png

Филипп Биканов, руководитель исследовательских проектов исследовательской компании SATIO.

— Как вы видите состояние и дальнейшее изменение беларуского  общества в связи с пандемией? Можем ли мы говорить про усиление общественного раскола по каким-то определённым векторам? 

Мы попадаем в общемировую экономическую рецессию и не можем рассматривать себя отдельно от всего мира, хоть формально мы на тормоз не нажали, поэтому у эпидемии будут экономические последствия – мы уже пронаблюдали изменение спроса на разные группы товаров и услуг, а до нас, на момент исследования, паника ещё не добралась.

Другой вектор возможных изменений — усиление раскола общества по уже известной нам линии: веришь ты государству, или нет. Первый лагерь состоит из людей, которые считает, что ситуация под контролем. Второй включает тех, кто и так не имеет доверия к государству и говорит о том, что все пропало, мы не закрылись, нам врут и занижают цифры.

base_bf2ae145ae-2.jpg

Сомневаюсь, что это усиление будет серьёзным, разве что градус перекидывания крепким словцом возрастет.  

При каких-то признаках того, что ситуация выходит из под контроля государства, все подавляемое и паническое может полезть наружу, но выразиться не через кровавые грабежи, а через паническую скупку продукции и очереди в обменниках. Когда беларусы паникуют, они делают это с наименьшим уроном для всех окружающих. Поэтому в очередях в обменник все будут стоять в масках.

Все панические проявления, скорее всего, будут похожими на ситуацию 2011 года. 

— “Эпидемии сплачивают, пандемии – разобщают”. Этот тезис Джереми Шапиро, очень часто используется в последнее время. Как вам видится то, что происходит в Беларуси? Укрепляет ли ситуация с вирусом социальные связи?

Когда ты читаешь про пандемию в Италии или Китае, проблема кажется глобальной. Когда вирус приходит к тебе в страну, проблема становится локальной. Происходит замыкание инфоповодов на своей территории. И тогда это воспринимается не как пандемия, а как эпидемия. Я не согласен с тезисом Шапиро о том, что мы разобщимся. Для нас это локальная проблема. 

Потенциала для глобальных расколов, которых мы еще не видели, я не вижу. Если вдруг во время пика пандемии система коллапснёт, что маловероятно, то может появиться несколько сценариев общественного ответа. Это будет
  • либо сплочение-солидаризация,
  • либо атомизация («война всех против всех» в духе Гоббса),
  • либо это будет внутри общественная поляризация по какому-то определяющему признаку.
Не думаю, что последний вариант у нас возможен, потому как у нас достаточно гомогенное общество и винить кого-то из-за веры, цвета кожи или еще чего-то нет повода.

Меня очень возмутила попытка в какой-то момент называть Витебск “Беларуским Бергамо”.  Это стигма, с которой нужно быть крайне осторожными, потому что такое позиционирование в новостях работает отчуждающе.

Сплочение или атомизация выглядят более правдоподобно, но, опять-таки, в ситуации полного коллапса. В большей мере, у нас всё-таки есть предпосылки для солидаризации. Очень хороший примером этого является то, сколько задонатили беларусы для помощи медикам. Я такого вообще не помню в нашей истории. 

Это очень напоминает Хавьер, когда люди могли помочь, объединялись и помогали на безвозмездной основе. Очень широкое общественное включение. Единственное “но” — Хавьером нельзя было заразиться от соседа. 

base_662ebc5784.jpg

— Существует показательный эксперимент над крысами, отражающий модель их поведения во время стресса.  Так, если одну крысу бьют током, она пытается убежать от боли. Если к ней подсадить вторую крысу, они начинают драться. С точки зрения психологии стресс возникает, когда угроза сохраняется, а битва и бегство заблокированы. Собственно, эту ситуацию можно перенести и на нас. В таком случае, как вы считаете, что может стать объектом для коллективной агрессии в нашем случае?

Мне кажется, что в нашей ситуации мы не можем говорить про то, что станет объектом именно агрессии. Скорее можно говорить про объект коллективной вины - на кого её переложат. И здесь также два варианта поведения.

Первая линия отражает позицию государства и Лукашенко в том, что “мы пытаемся все сделать для вас и вас спасти, а вы не понимаете. Если мы введем карантин, то последствия от него будут хуже, чем сам вирус”. Виновными делают самих граждан и «пятую колонну».

Второй линия направлена против государства и ей адаптироваться к ситуации пандемии легче. Её посыл в том, что “государство всегда было некомпетентно, а сейчас это проявляется в ещё большей степени”.

Вот эти два нарратива и столкнутся. Но второй вариант направлен на более узкую категорию людей. Если он вдруг придется по вкусу массам, тогда будет достаточно интересно.  

Но мы можем предположить, что в случае тотального карантина как, например, в Италии, ухудшится и усугубится ситуация с домашним насилием. В данном случае объектом агрессии могут становиться близкие люди.

base_871601e66e.png

— Укрепит ли эта ситуация национальную идентичность?

Не думаю, что стоит ждать принципиальных изменений. Мы можем говорить про своего рода групповую локальную идентичность “сообщество судьбы” — этот термин использовали давно и изначально он обозначал группу людей, которая объединена общей проблемой. Если у нас  это получится, то мы окрепнем и станем более солидарными. 

— Что в таком случае может выступить в качестве основания коллективной мобилизации?

Мы ее видим на примере помощи врачам и людям, которые стоят на первом фронте войны с коронавирусом и несут за нас жертвы. Чувство коллективной угрозы выступает основанием для коллективной мобилизации.

У нас уже есть общее понимание того, что за две недели это не пройдет. Что это надолго. Что страдают не другие люди на другом конце планеты, а те, что находятся рядом. Чувство единства с медиками, безусловно, присутствует. Вопрос в том, сохранится ли это чувство единства после окончания эпидемии.

—Отличаемся ли мы в своих моделях реакций и поведения по отношению к существующей угрозе от наших соседей?

Я думаю, что да. Вопрос - на сколько сильно? Мне кажется, протесты, как в Новых Санжарах, не могли бы произойти в Беларуси. Это вопрос доверия. Беларусы доверяют государству значительно сильнее, чем в Украине.

Если говорить про Россию, то мы, в отличие от нее, солидаризируемся больше. Даже в плане всеобщей помощи врачам. У нас более сильный общественный донат. У них помощью больше занимается бизнес и крупные компании.

В целом, мы отличаемся в реакции и поведении на уровне государства. В России сейчас пытаются строить из себя “просветленных авторитаристов”.  Посыл их в том, что: “да, мы признаем опасность и даем своим повелением неделю отдыха, крутитесь, как хотите”. В этом плане беларуская модель немного честнее. Здесь бизнесу так и говорят — “мы вас не любим”. 

В России же все имеет образ заботы,  но через принуждение к оплате недельного отпуска. И с этим поведением государства легко проявлять солидарность, если ты простой человек. Но это убийственно для бизнеса. 

Да, они стараются выглядеть более открытыми и готовыми к коммуникации. Но кажется, что об этом можно говорить лишь в контексте Москвы и Питера. Что происходит у них в регионах — трудно понять. Беларусь же реагирует так, как все мы и ожидали. Я удивлен, что Минздрав публикует хотя бы ребусы.

base_899160fa14.jpg

У беларуской власти очень хитрая позиция. Они делают вид, что отсутствием карантина проявляют заботу – Лукашенко так и говорит: «ввести карантин можно за день, но жрать что будем?» . Но бизнес, например умрёт и без карантина – люди уже тратят меньше денег. При этом если получится ситуацию сдержать, то у государства получится сохранить лицо. Ибо “Мы вам ничего не запрещали — вы сами умерли”. Другое дело, что здесь помочь бы стоило. Бизнес ведь не виноват. Это исключительно внешние факторы. 

Если говорить по общим тенденциям перераспределения трат беларусов, то по исследованиям мы видим, что всё, что касается развлечений и сферы досуга, как и все крупные покупки, отодвигаются на задний план. Мы переходим в фазу накопления ресурсов.

Поделиться
Обсуждение:
Читайте также: