"Работа на внешних рынках помогает меняться в лучшую сторону". Опыт рекламного режиссера Ольги Иваненко

22 Июня 2022 6390 0 Production
Поделиться

Marketing.by поговорил с рекламным режиссером Ольгой Иваненко о том, как глобализация в рекламном продакшне за последние пару лет нивелировала расстояния. А также – как на специалиста влияет работа на других рынках и что делают по-другому в российском и европейском продакшене. 

Ольга, работа режиссеров постепенно вышла за границу рекламного рынка Беларуси. В том числе и ваша. Как удалось справиться с особенностями на внешних рынках, что помогло? 

На идею стать "экспортницей" меня навел один беларуский режиссер. Я начала эту работу постепенно 5-6 лет назад. За прошедшее время у меня собрался шоурил с таким количеством брендов, что до сих пор непонятно – удача это или все-таки результат стараний.

Далее смотреть на рынки пошире очень помог ковид. Сначала дистанционная работа, потом zoom-подготовка и даже zoom-съемки, а также кризис – так обычные проекты стали быстро выходить за наши физические границы рынка.

Ольга Иваненко

Однозначно, внешние рынки очень расширяют профессионализм. Сейчас в шоуриле есть Nestle, несколько работ Reckitt Benсkiser – из них часть для восточно-европейских рынков, National Geographics, комедийный ролик для IT-компании для штатов, и пара крупных российских брендов. 

Иногда меня сразу берут на проекты без тендеров, иногда я честно пишу тритменты. Думаю, что команда, которую я научила здесь и которая может идти автоматом в мои проекты – тоже имеет значение в выборе режиссера. С моей командой проекты выходят для клиентов ощутимо дешевле. 

Меня сильно подтянул один местный креадир и один российский продюсер. Еще мне очень помог местный опыт, когда мой минский продакшн привозил иностранных режиссеров в огромные проекты. Я снимала с европейскими операторами и фудстилистами  – и училась нонстоп. Если погуглить, на Skillbox есть моя лекция, там можно почерпнуть для себя мой опыт.

Еще постковидная эпоха принесла с собой падение бюджетов, и сфера вмиг осталась без иностранных режиссеров. Это тоже дало много возможностей для интересных, но компактных форматов. 

Вместо масштабных саг на много смен креатив стал по ощущениям более камерный и игровой. И конечно же, клиенты стали еще больше внимания уделять сметам и командам на этапе тендера. 

Отличаются ли "там" сфера, процессы, работа агентств или бренд-менеджеров?

Процессы не отличаются. Ну, почти не отличаются. Когда у нас на проекте полноценно работает клиент – маркетингдир, бренд-менеджер, агентство в полном составе – креадир, продюсер, копирайтер, артдиректор – процесс тот же. 

Если нет, приходится дорабатывать, допояснять, и сценарии дописывать, и пакшоты компоновать, и за размером продукта в кадре следить - должны же мы вместе делать что-то на благо местной экономики. 

На российском рынке все чуть более стройно - проекты делаются быстрее, работы меньше, гонорары выше. Сильнее дисциплина на площадках – я никогда не слышу, чтобы кто-нибудь из группы комментировал мои решения. Строже по срокам, порядку работы, по таймингам проекта.

А когда выглядываем на рынки Европы – сталкиваемся с тем, что никто не делает ни одного лишнего шага, и рекламное производство делается более масштабно: пре-лайт, строительство декораций в несколько этапов, очень долгие Pre- и PPMы. 

До европейских процессов мы вряд ли дойдем быстро – нехватка образования и бюджеты, которые часто лежат около плинтуса, вряд ли помогут сфере вскарабкаться наверх. 

Культура коммуникации тоже другая. В международных проектах вообще нет места привычному для нас троллингу, нарушению субординации. Переписка ведется вовремя и большими блоками, а правки строго регламентированы по количеству этапов. 

Конечно, весь этот опыт обогащает и местные проекты, процессы и учит рынок. Так или иначе, я забираю в свои минские проекты процессы из больших проектов.

Что мешает расправить крылья и работать только на внешние рынки? Очевидно, там интереснее.

Интереснее – однозначно. Но, во-первых, рекламный продакшн все-таки очень привязан к месту, где проводятся съемки. 

Во-вторых, #яжемать – карьеру куда проще строить, когда еще нет деток. Но я люблю их, пока собираюсь жить здесь, и поэтому большинство проектов все-таки снимаю здесь. 

Чтобы нормально подготовиться к съемкам, нужно пробыть на подготовке около недели-полутора. Вместе со съемочными сменами получается командировка в 10 дней, многовато вдали от дома. Поэтому уезжаю на проекты всего 2-3 раза в год. Нашла выход – пару лет назад целенаправленно позанималась сервисом для соседнего рынка, поэтому сейчас часть проектов из России снимаю в Минске со своими продюсерами и любимой командой.

Еще одно забавное наблюдение - сексизим. Ни рынок, ни группа до сих пор так и не могут привыкнуть, что барышня способна привозить в сферу $100-200 000 экспортной выручки в год, и управлять проектами на 100 человек. Спокойно чищу свое рабочее пространство: меньше токса - больше кайфа от работы и от жизни.

Лень хорошо выучить английский и не самый простой характер иногда становятся преградами. Научиться бы еще слышать клиентов, и если клиенту нужен сервис – условный красный кожаный диван – чтобы удобно сидеть на съемке, то не устраивать мини-скандал о том, что тебе этот бюджет для картинки нужнее. Я всегда голосую за картинку. 

Влияет ли геополитика на творчество? Получается ли как раньше вовлекаться во все проекты?

Конечно же, несмотря на общий упадок сил, я тяну в свои режиссерские проекты весь свой огромный опыт – насмотр, знание техники и технологий, умение делать эскизы, дотошность. Дать комментарии на 3 абзаца - моя история. Но именно это дает более интересную картинку, особенно когда у проекта не миллионные бюджеты. 

В первую очередь, все-таки, мной руководят амбиции, нездоровое любопытство и интерес снять что-то новенькое. Но в результате креадирам нравится более масштабная и визуально выразительная история. А клиенты, которые разбираются в сметах, как правило, кайфуют от финансового результата кампании. 

Как настроение и как смотришь в будущее?

За два года нервные окончания закончились, и приходится жить в колпаке отстраненности, чтобы не рехнуться окончательно. Технические моменты не добавляют кайфа. Сложнее работать: не работают карточки для оплат стоковых видео или музыки, есть сложности с международными платежами. Но из трезвого безразличия понятно, что экономика как-то все равно будет работать. 

Конечно, хочется надеяться, что железный занавес не упадет нам на левую ногу и не отдавит ее. Строить прогнозы сейчас – дело неблагодарное. Но я заметила, что последние 5-6 месяцев проекты стоят в очереди, и даже выдохнуть не получается.

Поделитесь, откуда берется вдохновение для проектов? 

Я стопроцентный визуал: очень люблю красивую архитектуру, мне снится Рим, люблю арт-объекты и дизайн, безумно люблю интерьеры и иногда пересматриваю топ-200 мировых шедевров кинематографа. 

Еще я думаю, размер эго все-таки определяет и дает энергию работать. Когда делаешь хорошо, растет известность на рынке, масштабы проекта и количество «лайков» - поэтому еще один источник вдохновения это, конечно же, держать себя в тонусе, и делать – во что бы то ни стало.

Поэтому опираясь на опыт, энергию и референсы, хорошие мировые примеры. Изобретаю свои миры в рекламных историях.

Отмечу, что рекламная индустрия массово отходит от статичного контента, поворачиваясь в видео-истории. Становится понятно, что один тик-токер никогда не расскажет кинематографичную историю о бренде или продукте. Так что все-таки режиссерское настроение у меня позитивное.

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: