{НЕ}Обычное дело: «Выучилась в Австрии, чтобы затем преподавать джаз детям в Беларуси»

Поделиться

Marketing.by совместно с Visa начинает серию публикаций о необычных проектах женщин-предпринимательниц, которые были отмечены в специальной номинации She's Next Visa в рамках конкурса «Бизнес-подъем». Почти все героини представляют бизнесы в стадии становления, в том интересном периоде, когда много идей и энергии.

Певица, музыкант и директор джазовой школы JazzSchool.by Катерина Худинец представила на конкурс проект по обучению детей джазу. До того, как решиться на такой нестандартный бизнес, Катя преподавала, выступала, училась в Австрии. Сейчас ее школа уже вышла на самоокупаемость, но предстоит сделать еще  многое.

Мы встретились с Катериной и поговорили о музыкальном образовании, инвестициях в свое дело, бизнес-планах на 20 лет вперед.

Екатерина Худинец

- Катя,  почему вы взялись за создание школы? А не, например, занялись записью собственного альбома и построением карьеры музыканта?

- С одной стороны, мне интересно ездить на фестивали, выступать на концертах. Занять нишу востребованного артиста в Беларуси не так легко: нужны годы труда, чтобы тебя заметили.

С другой стороны, еще в студенческие годы я поняла, что у меня получается преподавать. Начинала работать в университете руководителем вокальной студии, потом - в школах и частных студиях. Стала подмечать моменты, которых не хватает в нашем музыкальном образовании. Так и появилась идея открыть свою школу.

Но я прекрасно понимала, что желания и опыта недостаточно. Мне неоднократно говорили: «А где ты училась? У нас разве есть джазовая академия?». Я поняла, что нужно получить какую-то, образно говоря, бумажку. Поэтому поступила в джазовую академию в Вене.

В Беларуси каждый день я ходила на работу, концерты, фестивали, репетиции, записи песен – это был замкнутый круг. В другой стране у меня случилось переосмысление жизни. Я смогла проанализировать, что уже сделано, а что еще нужно сделать, чтобы открыть школу. И если бы я не поехала в Вену, то не увидела бы свой путь: привить, насколько это возможно, культуру джаза в Беларуси.

Мне, кстати, часто задают вопрос: почему вернулась? А я не хочу работать на чужое общество, когда есть свое, и оно нуждается в развитии.

Екатерина Худинец

- Почему именно джаз?

- Когда первый раз в колледже я услышала представителей джазовой музыки, меня это поразило и тронуло до глубины души. Я влюбилась в джаз и поняла, что хочу дать возможность большому количеству людей испытать те же ощущения.

А вообще я разную музыку пою, играю и слушаю. Когда работаешь с детьми, нужно всем интересоваться. В том числе, и Моргенштерна слушать.

- Каким был первый шаг к своему делу? Приехали из Австрии и… что сделали?

- Я вернулась в конце лета и уже знала, что школа будет называться JazzSchool. Хотя все меня отговаривали: мол, назови просто вокальной студией, сейчас это модно и будет много желающих, а джаз всех отпугнет. Но я решила, что школа должна называться именно так.

Набор планировала в Минске в сентябре по личным контактам: знакомые, которые знали о моем возвращении и хотели бы отдать своих детей. Но была середина лета, я находилась в родном Жодино. Мама мне посоветовала открыть на каникулах класс в Жодино и протестировать проект. Я так и поступила, хотя в августе 2020 года это было нелегко - у людей, казалось, психологически не было сил переключиться на учебу и музыку. И все же я решила сделать мероприятие, причем для всех: и детей, и родителей.

Когда на мастер-классе родители увидели, как ребята искренне радуются и занимаются с музыкальными инструментами, все начали улыбаться. Оказалось, что взрослым такая встреча была даже важнее и нужнее, чтобы отвлечься от своих мыслей.

Все это мне дало много сил и вдохновения и еще больше убедило, что школа нужна. Сейчас у меня около 30 учеников – и в Жодино, и в Минске.

- Во что вы уже инвестировали, запуская JazzSchool?

- Изначально денег не было вообще. Работы артистом стало меньше, потому что обо мне подзабыли, пока я училась. Да и заведений, где можно выступать, стало меньше. Но мама принесла жодинскую газету, где было написано о государственных субсидиях для малого бизнеса. Я собрала пакет документов, написала бизнес-план, прошла обучение на курсах по предпринимательству и получила субсидию. Ее потратила на первые музыкальные инструменты для занятий – ксилофончики для развития слуха, барабаны и т.д.

Кстати, в бизнес-плане у меня получилась рентабельность 54%. Мама сказала, что в жизни не видела такой рентабельности. Но мне кажется, что она меня недооценивает.

Екатерина Худинец

Сейчас основные затраты – это аренда. Было сложно найти место, потому что нужно было большое помещение и с умывальником - все-таки пандемия, дети должны заниматься на безопасном расстоянии и мыть руки.

- Расскажите о вложениях, если можно, с конкретными цифрами.

- Первая субсидия была 2811 рублей 45 копеек. Потом я еще на долларов 500 что-то минимальное из инструментов докупила. Аренда в месяц – в районе 500 рублей.

Два месяца назад я наняла на работу SMM-менеджера, которая помогает в подаче  информации о школе и о моей концертной деятельности. Этот специалист по деньгам даже дороже, чем аренда. Но он освобождает время, которое я могу использовать для подготовки к занятиям, мастер-классам, выступлениям.

Не жалею денег на промо – фото и видео. Как артист я понимаю важность всего этого, и у меня есть что снимать и показывать.

- Какие еще инвестиции предстоит сделать в ближайшее время?

- Участвуя в номинации She’s Next Visa конкурса «Бизнес-подъем», хотела купить барабанную установку и контрабас. Вообще, детские профессиональные инструменты иногда стоят дороже, чем взрослые. Когда приезжают музыканты на мастер-классы, они не дают детям свои инструменты, потому что это дорогие вещи. А если у детей будут инструменты, мы сможем приглашать кого-то и музицировать вместе, или сами создавать ансамбли.

Еще хочу свое помещение. Нашла четырехкомнатную квартиру в старом здании с высокими потолками, выведенную в нежилой фонд. Идеальное и не очень дорогое место, но пока у меня нет на это денег.

- Школа уже вышла на окупаемость?

- Сейчас мне хватает денег, чтобы оплачивать расходы и еще развивать школу. Еще я успешна как артист, и основной мой заработок на жизнь - это концертная деятельность.

Пока школу не могу назвать бизнесом в полной мере. Потому что бизнес  –  когда есть цель заработать деньги. А я, как душевный и импульсивный человек, не могла на Рождество не подарить детям подарки. Спустила на них прибыль, полученную  в ноябре. Ну кто так делает, разве это бизнес-подход? Но я счастлива, что была такая возможность.
Екатерина Худинец_джаз.jpg

Сейчас в школе всем занимаюсь я одна  –  и директор, и учитель, и бухгалтер, и администратор. Но, с другой стороны,  дорожу этим опытом: знаю все нюансы с налогами и ФСЗН, интересы родителей, какие вопросы они задают и какая у них обратная связь по занятиям. Если бы я это кому-то делегировала, то могла что-то важное упустить.

- То, чему учили в Австрии, помогает вести бизнес в Беларуси?

- Я специально взяла себе много курсов по музыкальному бизнесу и менеджменту, там все классно систематизировано, и это очень помогает. Но оно больше ориентировано на продвижение себя как артиста.

С другой стороны, джазовая школа сконцентрирована на моей личности как джазового музыканта. И я понимаю, что нужно и себя правильно позиционировать, чтобы это помогало школе.

Еще в Австрии я посмотрела, как работают частные школы изнутри: работала в семье, где младший ребенок учился в Монтессори саду с музыкальным образованием, а старший ходил в обычную частную школу. И я видела, что от них требуют, как с ними занимаются, как там построена система обучения. Этим опытом я тоже дорожу.

- Как вы принимаете решения в бизнесе? Советуетесь с кем-то?

- Только с моим близким кругом людей – родителями и подругами, которые сейчас в декрете.

Бизнесмены не принимают меня всерьез, им кажется, что я фантазерка. А я вежливо улыбаюсь и думаю: «ну посмотрим». Ментора и наставника я себе пока не нашла.

Смирилась с критикой коллег из профессионального окружения. Хотя сначала все говорили: зачем тебе это надо? А теперь, когда увидели, что все развивается, уже стали искренне интересоваться. Приезжают выступить ко мне на мастер-классы и надевают костюмы, с платочками в кармашке  –  как на концерт. Это приятно!

В принятии решений больше всего полагаюсь на интуицию. Мое главное правило – не останавливаться. И второе правило: если что-то придумал, сразу реализовывай. Можно долго думать и считать – и в итоге ничего не сделать.

Екатерина Худинец

- Как вы считаете, какие есть проблемы у малого бизнеса в нашей стране? Что тормозит развитие?

- В первую очередь это бюрократия. Я должна заниматься творчеством, но при этом мне нужно подготовить много документов, разговаривать с чиновниками. В декабре в 7:50 утра позвонила девушка из статистики. Я еще лежу в постели, а она кричит на меня, что нет какого-то отчета. Каким нужно быть несчастным человеком, чтобы у тебя утро начиналось на работе в таком настроении? Она покричала и бросила трубку – кто после этого захочет иметь дело с чиновниками...

Но, наверное, через это должен пройти каждый предприниматель. Надо находить решения - так, у меня есть подруга юрист, мама бухгалтер, и я прибегала и к помощи юридических фирм.

Вторая проблема – начинающему трудно заявить о себе с чистого листа. По сравнению со студиями, которые существуют давно, мне очень сложно будет собрать людей. Пока все мои ученики – по личным контактам.

Непросто найти людей в команду. Все нанимают преподавателей, которые готовы работать с большим потоком учеников за минимальный заработок. Либо привлекают музыканта с именем и им торгуют – не важно, умеет он преподавать или нет. Мне же нужны умные и порядочные люди.

Наконец, аренда – если хорошее место, то оно стоит космические деньги. А все остальное – это риски, ты никак не защищен перед арендодателями. Этот расклад никак не поддерживает предпринимателей.

- Какие планы на будущее?

- К новому учебному году хочу сделать полноценный набор – в школе будем не только петь, но и играть на инструментах, заниматься ансамблем и т.д.

В основном студии заточены на то, чтобы отбирать людей по способностям. На мой взгляд, все рождены со способностями, нужно их только развивать. Поэтому я сразу говорю родителям, что не собираюсь делать из детей профессиональных музыкантов. Мне хочется, чтобы они в первую очередь были интеллигентными, добрыми и развитыми людьми. Но если кто-то из них решит стать профессиональным музыкантом – я буду очень рада.

Екатерина Худинец.jpg

- А есть видение школы лет через десять?

- Я даже знаю, как она будет выглядеть и через двадцать лет. Хочу, чтобы школа приобрела культурный статус в стране. Это заведение, куда будут мечтать поступить дети, в том числе из других стран. Но я не вижу свою школу большим проектом: сотни учеников – да, но тысячи – нет. Это будет уникальное качественное образование, которое будет помогать людям найти себя.

Еще мне бы хотелось, чтобы школа была фундаментом для колледжа, а колледж – для университета. Чтобы сложилась система подготовки современного музыкального образования. Чтобы выпускались профессиональные музыканты, которые будут развивать культуру страны, и будут возвращаться в школу и там преподавать. Пока у нас нет гибкости в передаче знаний, а образование у нас ориентировано в большей степени на академическую среду.

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: