Креативный продюсер – о том, была ли цензура у шоу Евгения Перлина и почему на БТ проблемы с раскованностью

Поделиться

В августе, сразу после выборов, беларуское телевидение покинуло много творческих людей. Андрей Макаёнок, автор и креативный продюсер шоу «Макаёнка,9» и ведущий "Добрай раніцы, Беларусь!", громких заявлений не делал, но признался, что стало сложно говорить "доброе утро", если по факту оно не сильно доброе.

Marketing.by расспросил Андрея о креативной кухне вечернего шоу с Евгением Перлиным, а также о границах юмора на наших телеканалах.

1539_oooo.plus.png

- Что такое креативный продюсер на беларуском телевидении? Чем вы занимались в программе «Макаёнка, 9»?

- Креативный продюсер — человек, который доводит до ума какую-то идею в отношении гостя или номера, а потом отвечает за ее реализацию. Моя задача была продумать креативные моменты: расписать вместе с авторами сценарий, посмотреть, как лучше провести гостя по студии и т. д.

Вообще, по части авторства у нас был не очень большой штат — поэтому много работы выполняли всей командой. Не было такого, что Женя Перлин просто ведет программу, а я просто сижу на стуле. Когда готовились к программе, Женя обзванивал артистов по своим контактам, а я садился и помогал дописывать шутки ребятам.

Можно сказать, что обязанности у нас делились так: я отвечал за креатив, Женя – за наполняемость программы гостями и еще один человек – выпускающий редактор – все это вбивал в сценарий.

- Как придумывались идеи для шоу?

- Старались отталкиваться от события. Выходит альбом у какого-то нашего исполнителя — приглашали. Или загремела новость про помощь диким совам — звали девочку, которая этим занималась.

Если говорить про время до пандемии, когда были концерты и гастроли, мы прежде всего исходили из того, что нам предлагает эстрада. Подключали зарубежных звезд, которые приехали в Минск. Под гостя придумывались какие-то игры, темы, интерактивы и т.д.

104229820_10217072284747531_2253444833668007494_o.jpg

- Шутки в проекте держались на вас?

- По части редактирования и финального оформления — да. Скажем, ребята писали новостной блок, а я уже вычитывал и редактировал. Зачастую оказывалось, что ребята написали «так себе», тогда сам сидел и дописывал, и тоже иногда могло не придуматься. Это же креатив, сами знаете. Не каждая идея – алмаз.

Кстати, Женя Перлин за последнее время пересмотрел весь русскоязычный юмор. Случалось, что мы все - я, Сережа Горох, Егор Свирский - удивлялись: что-нибудь пошутим в разговоре, а Женя говорит, что штука была в «премьерке» в 2018 году.

- Что самое важное для такого шоу как «Макаёнка, 9»: юмор, хороший гость, необычный формат?

- Многие говорили: «да вы плохо снятый Ургант». Ядро наших зрителей не сильно интересуются форматами шоу дальше России и не знают, что есть Джимми Киммел и Джимми Фэллон. Я Жене говорил: может, у нас не должно быть смешно, а просто интересно? Может в эту сторону поворачивать программу, заявлять, что это не Late night show, а просто интересный субботний вечер?

Но мы решили дожимать этот формат. Какой должна быть программа — я точно не понимал. Всегда хотелось пробовать что-то новое, переформатировать: давайте без новостей, давайте с песней и т.д. Но в любом случае, если посмотреть даже по хронометражу, программа строится на госте.

Кстати, в период пандемии стали заканчиваться гости. Даже у Урганта, когда началась «корона», программы тоже перестали отличаться особой насыщенностью. Видно, что приводили в студию всех, кого можно. А у нас страна и без того не сильно богатая на внутренне известных людей.

Талантливых — много, и мы старались всегда их звать. Но очень мало людей, с которыми в городе хотелось бы сфотографироваться – селебрити в правильном понимании этого слова.

Мы как-то хотели сделать рубрику: журналист берет постер с известным человеком в какой-то нелепой одежде и спрашивает прохожих, как им наряд. Человек говорит «ну не очень» - и тут появляется звезда в этой одежде. В Штатах такое проделывали с Бекхемом. И вот мы думали, кто у нас в стране может поучаствовать в такой рубрике, чтобы люди увидели и подумали «ну ничего себе»! Кто был бы нашим условным Бекхэмом? По сути, один человек в стране имеет такую известность, но мы подумали, что он не согласится.

Это я к чему веду: у нас мало по-настоящему ярких и зажигательных беларуских знаменитостей, которые приходили на программу и вели себя так, как этого требует формат шоу. В этом плане для меня был открытием Павел Харланчук. У нас до и после приходили актеры (тоже прекрасные ребята), но почему-то с Пашей у меня было ощущение, что я смотрю как будто бы не нашу программу. Он заливал энергией все шоу. И уже все наши игры, которые мы придумали, не важны — хотя и их он прекрасно отыграл.

72b2eddd0d9c65f2cb372dd615c86bb5.jpg

Самый большой напряг — это новости нашей страны. В других странах повестка дня (не недели!) очень насыщенная, есть за что зацепиться. А ежедневные новости Беларуси — новости про то, как «бабка украла шины». Изредка что-то происходило за неделю, чтобы это можно было использовать и подготовить интересный сюжет.

- Кто следил за границами юмора на ТВ?

- Если шутки написаны не мной, то я фильтровал. Но ребята и сами понимали, что все-таки это беларуский телик.

Были моменты, когда мы с Женей брали ответственность на себя и решали, что такое допустимо. Но все равно сценарии, где были точечно направленные на кого-то шутки, смотрел Иван Михайлович (Эйсмонт, председатель Белтелерадиокомпании — прим. ред.). Но, как правило, он говорил «пробуйте, смотрите». Короче, дело не в том, что была жесткая цензура. Просто никого не хотелось подставлять.

Как мы потом поняли, Александр Григорьевич нормально относился ко всем этим приколам. А вот у людей пониже начинается самая жесткая стадия: а вдруг обидится? Вдруг будет не смешно? И вот этот фильтр самый страшный для всех авторов. Человеку может и не обидно будет — подкололи и ладно, смешно. А другие даже не хотят пробовать.

- Самоцензура была?

- Мне кажется, что с большего мы делали все, что хотели.

Конечно, сегодня я не знаю, как бы мы выходили в программу, не спародировав автомат и что-то еще из последнего. Не представляю, как можно было бы выйти, заявляясь на юмор, и закрыть на это глаза. В общем, пока не началось обострение ситуации, мы ни в чем себя не ограничивали.

- Как бы вы оценили потенциал подобных «Макаёнка, 9» шоу на беларуском телевидении?

- Сейчас совсем не получится ничего подобного. Ощутил на себе — я нигде не высказывался, но нахлестом от Жениных июньских комментариев мне тоже прилетело. И такое, что я просто офигевал: «чтоб ты сдох», «найду тебя в городе», «плюну в лицо». Это писали незнакомые люди, которые не знали, о чем я думаю и где я был в 2010 году. В общем я понял, что для людей сейчас есть только черное и белое - если ты работаешь на телике, то ты персона нон-грата. Если не работаешь, то ты с нами.

Пока политическая ситуация не уляжется, очень сложно представить, что на телевидении будет подобный формат. Ощутил, когда выходил в эфир 10-11 числа: «Добрай раніцы, Беларусь». А потом думаешь: какая же она добрая? Сейчас тоже странновато выходить в эфир: «Ребята, давайте прикалываться, шутить, у нас все классно!»

Но в любом случае, телевидение будет жить. Хотелось бы, чтобы там был не только политический контент, новости и спорт, но и развлечения. Иван Эйсмонт всегда говорил, что нам не повезло находиться между двух "Голливудов" — украинским и российским ТВ. Нас же никто не сравнивает с теликом Литвы или Латвии, нас сравнивают с Украиной и Россией.

Когда люди опять начнут любить телевизор, развлекательные шоу должны появляться. Но еще стране нужна собственная развитая культурная прослойка: селебрити и музыканты, которые будут каждую неделю собирать «Минск-арену» или «Динамо». Без этого таким программам, как «Макаёнка, 9», сложно быть самобытными.

84842391_10215915014456497_6515666882127724544_n.jpg

- В Беларуси создание подобного шоу на Youtube возможно?

- Это обречено на провал. Я часто бываю на встречах с людьми, которые занимаются продвижением Ютуба в стране, и дают четкие цифры по просмотрам и лайкам. До тех пор, пока в программе нет селебрити, какой бы классной ни была идея, очень сложно ее раскрутить. Если мы говорим не о тысяче подписчиков и просмотров, а о канале как у Ивлеевой.

- Достаточно ли в целом юмора на беларуском телевидении? Конечно, до всех событий?

- Вообще не хватало. И наша программа была не совсем юмористическая.

Хочется, чтобы телик был более раскованным. Когда я «Добрай раніцы, Беларусь!» вел, я дурел по-страшному в рамках нашего ТВ. Мне всегда казалось, что своим поведением и работой я чуть-чуть меняю телевидение. Пошучу в прямом эфире - ничего не сказали? Значит, можно еще шаг вперед делать.

83571554_10217256843161376_5956233108672977743_o_cr.jpg

Когда смотришь западные каналы, там совсем другая картинка: люди в кадре ведут себя очень расслаблено. Молодые люди хотят смотреть телик (если хотят) и видеть там тоже молодых людей, которые ведут себя так же. Включаешь утром новости на каком-нибудь немецком канале, а там сидит вразвалочку мужик с чашкой кофе и расслабленно что-то говорит.

- Руководство должно менять формат? Или просто нужно ждать новое поколение?

- Я не знаю. Возможно, это уже начинало происходить. Потому что при Эйсмонте телевидение очень сильно начало меняться. Казалось, что потихоньку, маленькими шажочками, мы идем в правильном направлении. Наверное, процесс запустился и сейчас «запустился».

- Что думаешь о юморе в беларуской рекламе?

- Его точно не хватает. Мне лично хочется такой конкуренции брендов - как "Ауди" и "Мерседес", которые друг друга подкалывают.

- Почему так происходит?

- Я помню по своему опыту работы в агентстве: мы приносили на согласование концепции - казалось, что такой разрыв можно снять. Но нам заказчики говорили нет: мол, это не для нас, у компании спокойный Tone of voice. Возможно, проблемы в самих брендах.

- Наши люди восприняли бы юмор в рекламе?

- Я думаю, идеально бы восприняли. Честно говоря, если бы и не восприняли, для бренда было бы тоже хорошо. Потому что есть две формы привлечения внимания: шутка зашла и ее обсуждают, или капец как не зашла, и ее все обсуждают. А если где-то посередине оказались — это плохо.

Вы видели наше общество сейчас – какие там плакаты на маршах сейчас, там же просто дико смешно. Я думаю, у нас в обществе с юмором все в порядке.

- Есть мысли об эмиграции? Это сейчас больной вопрос для творческих людей в Беларуси.

- Двое моих коллег недавно ездили на кастинг одного крупного канала в Россию. Съездили, побыли на просмотре и поехали назад в Минск. Там в очереди на кастинг стоят дети министров и жены олигархов, поэтому очень сложно на что-то рассчитывать.

Еще одна большая проблема: ты же ушел здесь с государственного телика, и, учитывая братскую политику, вряд ли там на госТВ будут готовы брать такого человека. Остаются негосударственные каналы - но там тоже все занято.

Ехать в Украину — там нужен язык обязательным образом.

120800310_10217845072546743_785768300716807241_o.jpg

Меня звали на какой-то очень неизвестный подмосковный канал — у него есть какие-то сотни тысяч подписчиков, но все было как-то непонятно: какие деньги заплатят, где и за сколько квартиру снимать и т. д. Мне есть, что терять в этой стране – квартира, какие-то комфортные условия. Наверное, уеду, но, если увижу, что во мне хоть чуть-чуть заинтересованы. А пока не вижу смысла. Пью винишко)

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: