Сбор персональных данных для рекламных игр: кто должен получать согласие потенциальных участников

25 Мая 2022 2813 0 Законодательство
Поделиться

Ольга ГУЧЕК, бизнес-юрист, медиатор, разобрала несколько важных вопросов, которые касаются законодательства о персональных данных в применении к рекламным играм. 

Ольга Гучек

До принятия Закона Республики Беларусь от 07.05.2021 N 99-З «О защите персональных данных» (далее – Закон) организаторы рекламных игр стремились в той или иной форме получать согласие у физических лиц – участников рекламных игр на обработку их персональных данных (фамилия, имя, отчество, телефон, адрес электронной почты и т.д.).

Тем самым они осознанно или нет старались соблюдать требования другого закона - Закона Республики Беларусь от 10.11.2008 № 455-З «Об информации, информатизации и защите информации». В этом законе требование о получении согласия ограничивалось следующей нормой: «Сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляются с письменного согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами» (ч. 2 ст. 18 упомянутого закона).

Обычно в текст правил рекламной игры включали условия о том, что потенциальный участник ознакомился с правилами игры, а также что дает согласие на обработку персональных данных для целей игры. И впоследствии – на фото и видеосъемку, интервью для рекламных материалов об игре.

Подтверждением ознакомления и согласия считали сам факт участия в игре: если начал участвовать, значит ознакомился и согласился. При электронной регистрации добавляли на сайт отдельное окно для проставления «галочки».

С принятием Закона требования к обработке персональных данных стали более детальными, а их практическая реализация по некоторым направлениям неясной ввиду отсутствия практики.

Ассоциация рекламных организаций направляла в Министерство антимонопольного регулирования и торговли (далее – МАРТ) запрос на эту тему, и получила ответ, который разместила на своем сайте. Я также направляла свой запрос, уже в Национальный центр защиты персональных данных (далее – НЦЗПД). Далее выводы по некоторым вопросам.

1.    Нужно ли получать согласие у потенциальных участников рекламной игры на обработку персональных данных.

Ответ «да» и «нет», и он будет зависеть от цели обработки.

Пояснение: 

Для хранения материалов по рекламной игре, для подготовки и подачи отчетов в МАРТ, публикации сведений о рекламной игре согласие не нужно, т.к. эти требования установлены рекламным законодательством (абз 20 ст. 6 Закона).

Для контроля хода игры, учета участников и сбора информации о том, выполнили ли участники условия игры, например, какое количество баллов накопил участник или на какую сумму купил товаров – для этих целей согласие нужно (п. 3 ст. 4 Закона). Однако этот вывод представляется не бесспорным.

Во-первых, по Закону субъект персональных данных может в любое время отозвать своё согласие (п. 1 ст. 10 Закона). Это означает, что участвовать в рекламной игре он дальше не сможет, даже если выполнил все условия игры. 

МАРТ комментирует, что отзыв согласия влечет обязанность оператора прекратить обработку персональных данных, осуществить их удаление, что также будет основанием для прекращения участия физического лица, отозвавшего согласие, в рекламной игре, и дальнейшее участие в игре становится невозможным.

Во-вторых, Закон определяет, что согласие субъекта персональных данных должно быть свободным (п. 1 ст. 5 Закона). Поскольку физическое лицо может принять участие в рекламной игре только при условии предоставления согласия на обработку персональных данных, можно ли говорить в таком случае, что согласие «свободное»? Вероятно, нет.

Исходя из этого, представляется, что обработка персональных данных для целей игры должна осуществляться на иных основаниях, а не на основании согласия (ст. 6 Закона). На каких основаниях – это отдельная тема для дискуссии.

2.    Кто должен получать согласие.

По Закону согласие на обработку персональных данных должен получать оператор (п. 2 ст. 7 Закона), т.е. лицо, которое самостоятельно или совместно с иными лицами организует и (или) осуществляющие обработку персональных данных (абз. 8 ст. 1 Закона).

Можно предположить, что согласие должен получать организатор рекламной игры. Однако, это не всегда так.

Рекламная игра может проводиться двумя способами:

1)        Игру заказывают у рекламного агентства, которое выступает организатором, а заказчик (клиент агентства), заказывая организацию игры и предоставляя деньги (товар, работы, услуги) для призового фонда – в терминах законодательства о рекламных играх является «заинтересованным лицом».

2)        Игру проводит сама компания без привлечения рекламного агентства, и тогда эта компания является организатором игры.

В первом случае, как разъясняет НЦЗПД, согласие должно получать «заинтересованное лицо», поскольку, в терминах Закона, заинтересованное лицо является «оператором».

Также, как поясняет НЦЗПД, правовой статус организатора рекламной игры зависит от содержания соглашения между ним и заинтересованным лицом, в частности, от того, кто определяет категории субъектов персональных данных, категории обрабатываемых персональных данных и иные основные параметры обработки персональных данных.

В случае, если указанные параметры формирует заинтересованное лицо, то организатор рекламной игры (рекламное агентство) является уполномоченным лицом. В свою очередь, если данные условия определяет организатор рекламной игры, то он выступает в качестве сооператора.

Этот вывод нуждается в дальнейших пояснениях.

  • Во-первых, не понятно на данный момент как разграничить полномочия и компетенции сооператоров. Закон не содержит понятия «сооператор». Представляется, что критерием будет тот список персональных данных, которые каждый оператор определяет самостоятельно и обрабатывает для своих целей.

  • Во-вторых, несмотря на то, что правила утверждает организатор рекламной игры (рекламное агентство), саму концепцию рекламной игры, текст правил и иные условия согласовывает заинтересованное лицо – клиент агентства. И тогда признавать агентство сооператором вряд ли верно.

  • В-третьих, заинтересованное лицо во многих случаях является источником персональных данных, другими словами предоставляет организатору игры сведения об участниках, о том, кто выполнил условия игры и т.д. Собственно, поэтому ответ НЦЗПД именно такой: заинтересованное лицо является оператором.

Однако, на мой взгляд, заинтересованное лицо может «избежать» участи оператора персональных данных и обязанности брать согласие в случае, когда оно только и исключительно предоставляет организатору призовой фонд и согласовывает в каком виде-форме будет размещаться реклама о нем.

В свою очередь рекламное агентство как организатор рекламной игры может быть признано оператором, если будет обрабатывать персональные данные участников для неких своих целей.

Во второй ситуации, когда игру проводит сама компания без привлечения рекламного агентства, очевидный ответ – оператором будет сама компания.

Этот вопрос важен для разграничения зон ответственности организатора рекламной игры и заинтересованного лица в части персональных данных. В частности, лицо, которое признается оператором, несет ответственность перед физическим лицом (п. 3 ст. 7 Закона). 

В свою очередь уполномоченное лицо не обязано брать согласие на обработку персональных данных, а должно выполнять поручения оператора (п. 2 ст. 7 Закона).

3.    Можно ли включать в правила рекламной игры условие о том, что участники согласны на последующую съемку и интервью или на это нужно брать отдельное согласие.

По мнению МАРТ включать в правила такой текст нельзя, поскольку для каждой конкретной цели требуется, чтобы субъект персональных данных имел возможность согласиться или не согласиться как с одной, так и с несколькими целями обработки. 

В этой связи, как поясняет МАРТ, согласие не будет свободным в случае, когда одно согласие получается для достижения нескольких, не связанных между сбой целей (например, использование в рекламных целях и проведение интервью).

Кроме того, МАРТ отмечает, что оператор должен будет доказать, что субъект персональных данных дал свое согласие свободно, не воспринимая его как обязательное условие участия в рекламной игре либо как необходимость для достижения одной желаемой цели соглашаться с иными целями.

На мой взгляд, данный вывод также не бесспорен, поскольку для компании, в чьих интересах проводится рекламная игра, данное условие может быть существенным. Например, компания каждый розыгрыш призового фонда проводит публично с Интернет- или ТВ-трансляцией. Другими словами, компания готова отказать в участии в рекламной игре физическому лицу, если в будущем он не будет согласен на фото, видео и/или интервью.

По данному вопросу НЦЗПД пока ничего не прокомментировал и направил этот вопрос на дополнительную проработку в МАРТ. О полученном ответе Ольга Гучек обещает рассказать на своей странице и для marketing.by.

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: