"Нас ждет ценовой шок". Итоги опроса беларусов про ситуацию в экономике

31 Марта 2021 1878 0 Бизнес Тренды Экономика
Поделиться

Телеграм-канал KEF, который ведет Исследовательский центр ИПМ, опубликовал итоги опроса об экономических ожиданиях беларусов.

Опрос проводил с 22 по 24 марта 2021 года телеграм-канал KEF. Аудитория была значительно расширена благодаря репосту ссылки на опрос каналом «Эканоміка па-беларуску». Таким образом общее число респондентов составило 2048 человек (аудитория: около 3 тыс. подписчиков канал KEF, более 20 тыс. канал «Эканоміка»; охват поста превысил 16 тыс. пользователей Telegram, доля ответивших составила 12.5%). 

В Исследовательском центре ИПМ подчеркивают, что даже такое большое число респондентов не позволяет распространять результаты опроса на население в целом или хотя бы на беларускую аудиторию Telegram – выборка наверняка смещена. Тем не менее, со всеми сделанными оговорками, результаты опроса можно использовать для иллюстрации возможных экономических ожиданий населения.

Ситуация в экономике и ее изменение

В выборке (напомним, более 2000 респондентов) оказалось 4 человека, оценивших текущую ситуацию в экономике как хорошую, и еще 3 – как очень хорошую (0.3% опрошенных). Еще 4.9% респондентов оценили текущую ситуацию нейтрально. Остальные – как плохую (61.2%) или очень плохую (33.3%). Итоговый средний балл по пятибалльной шкале равен 1.73, то есть ситуация в экономике, по мнению респондентов, хуже, чем плохая.

По вашему мнению, текущая экономическая ситуация в Беларуси:

32a0006dcdb3a256ace58.jpg

Еще хуже дело обстоит с оценками изменения экономической ситуации. Во всей выборке нашлось те же 0.3% (6 человек), кто сказал, что ситуация в экономике улучшается или быстро улучшается. Сложно объяснить их мотивацию, поскольку 52.4% респондентов сказали, что ситуация в экономике ухудшается, а еще 45.4% – что быстро ухудшается. Итоговый средний балл по пятибалльной шкале равен 1.57, то есть ситуация в экономике, по мнению респондентов, ухудшается довольно быстро.

По вашему мнению, как изменяется ситуация в экономике Беларуси?

a4b95602974be1c9d11dd.jpg

В итоге 0.2% респондентов, ответивших на оба вопроса (таких было 2042 человека), посчитали, что в динамике ситуация в экономике в той или иной степени неплохая (сумма оценок по двум вопросам равна 7), еще 0.6% оценили ее нейтрально (сумма оценок равна 6), 5% – как ниже среднего (сумма оценок равна 5), 38.5% – как плохую (на 4 балла), 32.5% – как «хуже, чем плохую» (на 3 балла), и 22.8% – как очень плохую (на 2 балла). 

Иными словами, коллапса в экономике ожидают 22.8% ответивших, краха – 32.5%, рецессии – 38.5%, стагнации – еще 5%. Подобные ожидания никак не способствуют расширению потребительской и деловой активности, что при отсутствии внятных планов преодоления кризиса делает их самовыполняющимися.

Ситуация в экономике в динамике

ee7a732a23475683bdabb.jpg

Вероятность негативных событий

Респондентам предлагалось оценить по пятибалльной шкале вероятность наступления 15 событий из закрытого списка (1 – очень низкая вероятность, 5 – очень высокая вероятность). Количество ответов варьировалось от 1911 до 2013. Далее мы перевели шкалу в вероятности (1 – 10%, 2 – 30%, 3 – 50%, 4 – 70%, 5 – 90%) и посчитали среднюю оценку вероятности наступления каждого из событий.

Пожалуйста, оцените вероятность наступления следующих событий: 1 – очень низкая вероятность, 2 – низкая вероятность, 3 – умеренная вероятность, 4 – высокая вероятность, 5 – очень высокая вероятность

a0ea40e821e128645464c.jpg

Наиболее вероятным респонденты считают ужесточение репрессивных мер, как политических, так и регуляторных – вероятность в обоих случаях превышает 80% (среднюю между «высокой» и «очень высокой»). Вероятность нарастания уголовного и административного преследования по политическим мотивам оценили как очень высокую почти 70% респондентов, и почти 60% респондентов оценили как очень высокую вероятность введения новых мер регулирования, повышения налогов и ужесточения проверок. По оценкам респондентов, выше 70% вероятность валютного кризиса и роста цен на импортируемые товары (кроме сырья), почти 70% – ужесточения регулирования цен.

Наименьшую вероятность, по оценкам респондентов, имеет смягчение монетарной политики – чуть меньше 40%. Как очень низкую и низкую вероятность смягчения монетарной политики оценивают 28 и 27.1% респондентов соответственно. Таким образом, большинство респондентов не связывает наступление валютного кризиса со смягчением монетарной политики. 

Это могут быть осознанные оценки (например, валютный кризис может быть спровоцирован долговым или банковским кризисами, а также негативными внутренними шоками, например, «набегом на банки»), а могут быть и оценки, связанные с неудачной формулировкой вопроса (например, если бы событие было сформулировано как «Нацбанк напечатает денег для финансирования дефицита бюджета и госпредприятий», то, похоже, его вероятность оценили бы как более высокую, связав с рисками валютного кризиса).

Еще один фактор, который может спровоцировать валютный кризис (резкое обесценение беларуского рубля) – это обесценение российского рубля, однако его вероятность также оценивается существенно ниже, чем вероятность валютного кризиса. Таким образом, похоже, что ожидания зачастую основываются не на осознании взаимосвязей между событиями, а на ощущениях и информационных поводах.

Корреляционная матрица оценок вероятности наступления шоковых событий

76701d2634f368d46ebb5.jpg

** коэффициент корреляции значим на 1% уровне, * – на 5% уровне. Зеленым цветом выделены ячейки, где коэффициент корреляции превышает 0.5, синим – превышает 0.3, но меньше 0.5

Наиболее часто встречающиеся индивидуальные картины кризиса (исходя из парных корреляций) выглядят так:

  • «Триада» кризисов и политический кризис: (1) валютный кризис + (2) банковский кризис + (3) долговой кризис + (4) новые меры регулирования, повышение налогов и ужесточение проверок + (5) нарастание преследования по политическим мотивам + (6) рост цен на импортируемые несырьевые товары (причем этот рост, судя по всему, рассматривается как последствия валютного кризиса);
  • Политический кризис, валютный и долговой кризисы, внешние ценовые шоки: (1) нарастание преследования по политическим мотивам + (2) новые меры регулирования, повышение налогов и ужесточение проверок + (3) валютный кризис + (4) долговой кризис + (5) рост цен на импортируемые несырьевые товары + (6) рост цен на сырьевые товары и энергоносители;
  • Внешние ценовые шоки, политический кризис, валютный кризис: (1) рост цен на импортируемые несырьевые товары + (2) рост цен на сырьевые товары и энергоносители + (3) нарастание преследования по политическим мотивам + (4) новые меры регулирования, повышение налогов и ужесточение проверок + (5) валютный кризис;
  • Политический кризис, валютный кризис, внешний ценовой шок: (1) нарастание преследования по политическим мотивам + (2) новые меры регулирования, повышение налогов и ужесточение проверок + (3) валютный кризис + (4) рост цен на импортируемые несырьевые товары.

Каждый из этих «апокалипсисов» сопровождается набором менее явно выраженных событий (корреляция слабее), но в основе всего лежат политический кризис, валютный кризис и внешний ценовой шок (который, вероятно, чаще всего рассматривается не как повышение долларовых цен на импортируемые товары, а как повышение рублевых цен вследствие обесценения беларуского рубля).

Такие значимые геополитические и внешнеэкономические шоки как ухудшение отношений между беларускими и российскими властями и вытеснение беларуских компаний с российского рынка их конкурентами в значительно меньшей степени вписаны в индивидуальные картины кризиса, а смягчение монетарной политики и вовсе слабо коррелирует со всем остальными событиями (что, судя по всему, говорит о неудачности формулировки).

Оценка влияния шоков на бизнес

Респондентам также предлагалось оценить силу влияния каждого из рассмотренных событий на беларуский бизнес. Оценки делались по четырехбалльной шкале (1 – не повлияло бы, 4 – повлияло бы очень сильно). Количество ответов варьировалось от 1933 до 1979.

7f1a379a6e37b1bee57db.jpg

Пожалуйста, оцените, как повлияло бы наступление следующих событий на беларуский бизнес: 1 – не повлияло бы, 2 – повлияло бы несущественно, 3 – повлияло бы умеренно, 4 – повлияло бы существенно

По мнению респондентов, наиболее существенное влияние на бизнес оказали бы (1) валютный кризис, (2) новые меры регулирования, повышение налогов и ужесточение проверок и (3) банковский кризис. По каждому из этих событий средние оценки превысили 3.6 (выше, чем середина между «умеренно» и «существенно»). Кроме этих трех событий, в «топ» по влиянию вошли (4) долговой кризис, (5) рост цен на сырье и энергоносители, (6) нарастание преследования по политическим мотивам и (7) ужесточение регулирования цен: для каждого из этих событий медианная оценка равна 4, а средняя статистически не отличается от 3.4. Наименьшее влияние на беларуский бизнес, по мнению респондентов, имели бы новые санкции против России (среднее меньше 3, медиана равна 2), смягчение монетарной политики и санкции против беларуских бизнесменов (среднее меньше 3, медиана равна 3).

Если сгруппировать события, то влияние «триады» кризисов – валютного, банковского и долгового – оценивается респондентами как самое сильное (средняя оценка равна 3.61), далее по значимости следует политический кризис (преследование по политическим причинам, новые меры регулирования бизнеса и новые санкции против беларуских бизнесменов (3.31), далее – внешние шоки (3.12) и меры экономической политики – ужесточение регулирования цен, смягчение монетарной политики и ликвидация ПВТ (3.09). К сожалению, мы не усложняли анкету и не задавали вопроса о том, какое сочетание событий было бы наиболее разрушительным, но даже такая оценка позволяет сделать вывод о том, что включенные в анкету события рассматриваются респондентами как значимые.

Индекс завтрашнего дна

Если свести оценки вероятностей наступления событий и силы их влияние на бизнес, получится сводный показатель, который характеризует степень тревожности по поводу будущего. Учитывая популярность вопроса «Когда дно?», мы назвали сводный показатель Индексом завтрашнего дна (ИЗД). Формулы, по которым он рассчитывался, можно посмотреть в тексте, опубликованном на сайте KEF, здесь же мы упомянем, что индекс нормализован в шкалу от 0 до 100, и чем ближе он к 100, тем выше тревожность по поводу будущего развития ситуации в экономике. Условно говоря, значения индекса 25 можно охарактеризовать как ожидание стабильности, от 25 до 50 – стагнации, от 50 до 75 – кризиса, свыше 75 – краха.

Среднее значение индекса по выборке составило 57.86, медиана – 57.90, иными словами, наши респонденты в среднем ожидают кризиса. Спокойны по поводу будущего экономики (значение ИЗД до 25 – стабильность) 2.5% респондентов, испытывают некоторую тревогу (вариант «стагнация») 25.7%, кризиса ожидают 59.8%, коллапса – 12% респондентов.

Распределение респондентов по уровню Индекса завтрашнего дна

36db6ab96a38cd292a25a.jpg

Примечание. В скобках приведен % респондентов в соответствующем интервале.

Краткие выводы

  • Респонденты негативно оценивают текущую экономическую ситуацию и имеют крайне негативные ожидания: более 55% считают, что ситуация в экономике одновременно плохая/очень плохая и быстро/постепенно ухудшается, в том числе 22.8% – что ситуация очень плохая и быстро ухудшается.
  • Из предложенного списка кризисных событий наиболее вероятными респонденты считают те, которые характеризуют политический кризис, валютный кризис и внешний ценовой шок (подорожание импорта).
  • По мнению респондентов, наиболее разрушительно влияют на бизнес валютный кризис, репрессивные экономические меры и банковский кризис.
  • Опрос показал высокую степень тревожности по поводу будущего экономики Беларуси: сводный индекс, характеризующий оценку вероятностей реализации негативных событий с учетом силы их влияния на бизнес, показывает, что респонденты ожидают кризиса (60% и в среднем по выборке). Спокойных времен ожидают только 2.5% респондентов, коллапса – 12%.
  • Результаты опроса в очередной раз показали, насколько важным является точность формулировок (есть основания полагать, что не все респонденты правильно восприняли формулировку «смягчение монетарной политики»). Кроме того, ожидания зачастую основываются не на осознании взаимосвязей между событиями, а на ощущениях и информационных поводах.

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: