У нас нет и не будет прямой рекламы. Как «МозгоБойня» развивает свой бренд от Минска до Финляндии

Поделиться

Среди друзей, коллег и знакомых редакции marketing.by  - немало тех, кто играл в «МозгоБойню» и с восторгом делился впечатлениями от азартности этой развлекательно-интеллектуальной игры. Механика проекта, организованного Александром Ханиным и Екатериной Максимовой в 2012 году, приобрела такую популярность, что вышла за пределы Беларуси. "Мозгобойня" покоряет российский и европейский рынки: по состоянию на сентябрь этого года франшиза проекта работает в 16-ти городах Беларуси и 30-ти в России. Кроме этого игра привлекла поклонников в Германии и Финляндии.

Marketing.by встретился с создателями игры, чтобы узнать, как проект сумел вырасти в полноценный бренд, что для этого делали Катя и Александр и делали ли вообще, и как устроено продвижение и развитие самой игры в целом.

0.jpg

- Мы достаточно долгое время жили в Литве, а в Минск приезжали наездами. Каждый раз нам нужно было встречаться с друзьями. Но со всеми за раз встретиться невозможно, поэтому мы решили придумать какой-то объединяющий всех формат.

Учитывая то, что паб-квизы в Литве были популярны уже тогда, мы там в них играли. И однажды наш друг, который делал одну из таких игр, предложил попробовать организовать что-то такое в Минске для друзей. В итоге формат игры мы оставили, а начинку сделали с упором на нашу аудиторию с близкими для нее вопросами.

b452a11acd205bbfb7806d39a5ba6432.jpg

Толчки для развития идут не от нас

В первый раз в игре участвовало 45 человек: мамы-папы, одногруппники и друзья. Мы делали все исключительно для себя, вообще не думая о том, во что это может вырасти. Года 2 мы даже подумать не могли, что игра выйдет за границы знакомых и друзей. Цели создать бизнес у нас не было.

Своеобразным знаком того, что игра набирает обороты и может вырасти из простого увлечения и приносить доход, стал момент, когда из Витебска пришел запрос на то, чтобы сделать такую игру там.

Как-то так получается, что толчки для развития идут не от нас. Запросы идут извне, а мы под них подстраиваемся. Мы же делаем главное — очень любим свой проект. 

Когда мы увидели, что на основную работу не хватает времени, то поняли, что игру нужно развивать. В итоге мы по очереди оставили основную работу.

В итоге на данный момент самая масштабная наша игра собрала около 850 человек. Но в планах сделать кое-что покруче.

Мы не выстраивали бренд

Мы не имели самоцели выстраивать каким-то образом бренд. Просто поняли, что надо как-то назвать встречу и все. “МозгоБойня” — калька с литовского названия того проекта, который мы начинали с другом. Название бьющее. Оно вызывает определенные ассоциации и цепляет.

Logotip_mozgoboj.jpg

Некоторые российские СМИ, когда к ним обращается наш пиарщик, очень неоднозначно относятся к нашему названию. Как-то даже редактор одного издания сказала: “Ребята, все классно, но я не вижу, чтобы ваше название корректно смотрелось на нашей главной странице”. Так что наше название даже иногда смущает СМИ.

А с логотипом вообще забавная история. Как вы могли догадаться и тут не было цели его делать. Просто надоело брать картинки из интернета для заставки. В итоге мы обратились к нашему знакомому дизайнеру, который буквально за день все нарисовал и попал в то, что нам и было нужно. С того момента мы его и не меняли. Впрочем, он и не поменяется уже, потому что мы его зарегистрировали как торговую марку во всех странах.

Воровство не двигает вперед

К сожалению, а, может, и к счастью, на нашем восточно-европейском рынке принято воровство. Для многих оно возведено в ранг обыденности, для кого-то это – единственная цель существования, кто-то иначе не представляет себе ведения дела. 
Что на базаре, что в интернете и сфере образования, что на рынке интеллектуальной собственности – везде воровство. Причина банальна. Лень. Лень придумать свое. К сожалению – потому что воровство не двигает вперед. Оно создает жалкую копию. К счастью – потому что из-за воровства конкуренция практически отсутствует. И все, что делаешь ты – сразу выделяется. Хотя отсутствие конкуренции тоже весьма печально заканчивается зачастую.

Очень часто находятся те, кто просто крадет идею, знак, другие элементы, которые защищены международным авторским правом. Для отслеживания таких вещей у нас есть юрист, который быстро реагирует на такие вещи.

mozgoboynya_intervyu14.jpg

У нас нет прямой рекламы. Мы не засоряем голову нашим игрокам

Мы раньше не думали о том, как развивать наш бренд. Это уже сейчас у нас есть пиар-директор, он работает со СМИ и партнерами, которые хотят к нам прийти. Это не реклама, а именно что-то похожее на бартер. Партнеры делают что-то приятное для наших игроков, ну а мы благодарим их в группе. И все. Мы за это не получаем никаких денег.

У нас нет прямой рекламы. Это очень важная позиция. Ее нет и не будет. Мы не засоряем голову нашим игрокам. Хоть к нам постоянно обращаются рекламодатели. Если хотите что-то для нас сделать и это что-то интересное — мы всегда открыты для сотрудничества и новых форматов.

Мы продвигаем себя минимальными средствами

Мы начинали игру вдвоем, а с ростом популярности у нас появились помощники и друзья: ведущие на каждой площадке, ди-джеи, ребята, которые помогают с проекторами и технической частью и другие люди, без которых очень тяжело организовать игру. В "закадровой" части нам с Катей здорово помогают люди, которые уже не представляют свою жизнь без "МозгоБойни", подсказывают в юридических, финансовых и бухгалтерских вопросах, ведут группы в социальных сетях.

6671c73f-2235-4711-bc25-40ba1c5b57ff.jpg

Регионы и корпоративы

Основными задачами нашего пиара являются привлечение в игру совершенно новых людей, которые про нас не знают, и, конечно, партнерство и взаимоотношения со СМИ не только в Минске, но и в маленьких городах. С последним на периферии работать тяжело. 

Потому что пока тебя не знают — писать не хотят, а когда уже знают, то пытаются при любой возможности потребовать денег за публикацию.

В регионах лучшие каналы коммуникации — местное телевидение и СМИ. Группы ВК там работают не так. Плюс в регионах не так много событий происходит, а приход такой игры из Минска почти всегда становится инфо-поводом. В свое продвижение мы вкладываем минимальные суммы.

Один из дополнительных форматов “МозгоБойни”, который мы развиваем сейчас — это корпоративное развлечение для различных компаний. Корпоративные МозгоБойни – это достаточно новый проект и пока он мало-известен широкой публике. Мы уже проводили несколько корпоративных игр для сотрудников IT компаний – это были и отдельные игры и игры в рамках корпоративов, отклик сумасшедший, люди просят «добавки». Интересно в корпоративных играх и то, что мы по-настоящему являемся хорошим team-building инструментом, у нас есть интересные механики распределения сотрудников по командам таким образом, чтобы люди из разных отделов попадали в одну команду, а во время игры коммуникация между игроками сумасшедшая.

Выход на российский рынок. За год 30 городов

Выход на Россию также был незапланированным и произошел случайно. Мы предложили нашим знакомым попробовать этот формат игры там. Юлия Родионова и Семен Черноножкин начали с Петербурга, там все пошло очень успешно и они выкупили франшизу на всю Россию. Ну как выкупили. Мы договорились. Конкретно денег за всю Россию они не платили. Мы не представляли, во что это может вырасти и просто поделили проценты. Ребята в России, в отличие от нас, занимаются активными продажами и бизнес ведут немного иначе. Как бизнес. За год они открыли порядка 30 городов.

Франшиза. Организатор зарабатывает больше, чем мы, правообладатели

Франшиза работает довольно просто: к нам обращается новый потенциальный партнер. Как правило приходят благодаря модели активных продаж. Иногда – как человек изначально заинтересованный, «теплый». Мы предлагаем ему заполнить анкету, собеседуем его несколько раз, убеждаемся в силу своих компетенций, что это нужный человек, которому можно доверить свое детище. А он убеждается, что это то, что ему нужно. Далее все просто. Договор – паушальный взнос – группы в соцсетях – первая игра – развитие – успех. 

Пауш у нас отличается в зависимости от количества жителей конкретного города, на который выкупается франшиза. Для Беларуси у нас действует «родной тариф» — 500 евро. Из крупных городов незанятыми остались только Полоцк и Новополоцк. Для русскоязычного населения Дюссельдорфа и Хельсинки пауш 1000 евро. А, скажем, для миллионных Омска или Красноярска это 10 000 евро. 

Роялти состоит из периодической ежемесячной абонентской платы (от 40 до 110 евро в месяц – опять же, в зависимости от величины города) и процента от выручки (10%). То есть, местный организатор зарабатывает больше, чем мы, правообладатели. Это серьезно двигает проект вперед в каждом конкретном городе.

К этому моменту запущены более 40 городов. Из них 13 в Беларуси, 26 в России, 4 в Германии и 1 в Финляндии.
Особенностью нашей франшизы, наверно, можно назвать то, что мы предоставляем достаточно большую степень свободы местным организаторам в плане творчества, привлечения людей, генерирования местных отличительных особенностей "МозгоБойни", изобретательства в построении своего дела. В то же время, строго наблюдаем за тем, что записано у нас в стандартах. Это основа. 

Вечеринки и пикники. Мы экспериментируем с форматами

uAfXuzELEFA.jpg

Мы сами создали в Беларуси нишу, которой раньше не было, поэтому мы не можем говорить про ошибки, потому что сравнивать не с чем. Был случай, когда мы ошиблись в концепте мероприятия. Хотя на данный момент мы организовывали уже несколько вечеринок и пикников. Ну, например, любое доминантное мероприятие, на которое мы собираем людей не для игры, у многих почему-то вызывает непонимание и даже отторжение. Люди знают "МозгоБойню" именно как игру, и как-то, решив организовать вечеринку, мы пригласили людей в ангар на Октябрьской. Они пришли, а там много звука и света, играет Drum Ecstasy, а сами игры только между перерывами. 

14344207_1759401177659727_5532182010474707338_n.jpg

14322520_1759401130993065_2349657554802202764_n.jpg

Несмотря на то, что мы заранее предупреждали о таком формате, нашу идею позитивно восприняли не все. Этот момент заставил нас задуматься над тем, как преподносить такие форматы мероприятий. Может людям интересно исключительно играть в кафе за белыми скатертями и никакие пикники и вечеринки им и не нужны вовсе?

Не нужно контроля, люди организовывают себя сами

Опыт проведения наших пикников помог нам понять, что чем больше усилий вы прилагает к тому, чтобы как-то организовать и контролировать людей, тем больший хаос у вас получается и тем менее комфортно они будут себя чувствовать. 
Просто дайте им еду, туалеты и основные развлечения с расписанием мероприятий, а дальше они организуют себя сами. Может в этом и есть наша фишка, что приходя к нам играть, люди отдыхают. Их не грузят рекламой, хештегами или конкурсами в перерывах. Кто-то играет, кто-то кушает или выпивает, кто-то просто сидит и общается с друзьями.

Мы очень восприимчивы и переживаем из-за комментариев

Наше восприятие игры не изменилось. Для нас игра так и осталась наши детищем, которое мы любим и лелеем. Мы не расцениваем ее как бизнес-проект.

Мы до сих пор очень восприимчивы к комментариям и очень переживаем, когда нас незаслуженно (на наш взгляд) ругают. Очень тяжело потом набраться сил и собрать себя. Мы лично читаем каждый комментарий. "МозгоБойня" очень персонализирована и все знают, что за проектом в Минске стоят два конкретных человека. Нас можно потрогать и подойти высказать все в глаза.

Наши планы – захватить мир

"МозгоБойня" дарит огромное количество эмоций людям. Простых, человеческих эмоций, которых мы зачастую лишены в суете работы и заботы о детях/родителях/котах. Таких положительных отзывов в личных сообщениях и в группах мы получаем каждый день тоннами. И это дает невероятное количество сил двигаться дальше и дарить эти эмоции не только в родном Минске и родной Беларуси. Так что в наших планах — захватить мир. Русскоговорящих людей в мире – около 270 млн. Мы пока охватили лишь около 10 млн. Так что куда двигаться – понятно. Как – не совсем. Именно в этом и заключается наша работа вне Минска.

Нам тяжело понять, почему наш проект выстрелил. Не хочется говорить банальными фразами про то, что нужно делать все для людей, хотя так и есть. Мы не строили никаких планов, а просто играли в с друзьями в игру и хотели сделать ее интересной для всех сторон. 

Возможно тут сыграло роль то, что мы очень активные и все время что-то делаем. Можно, конечно, поваляться на диване и посмотреть кино, а можно просто делать. И делать хорошо. И в удовольствие! Если вы постоянно уставший и хотите чуть больше полежать сегодня — значит вы просто не любите свою работу. Все в мире держится на производстве. Не важно, товар это или услуга. И нам приятно ощущение того, что мы относимся к производителям. Однако, чего лукавить, команду специалистов разных областей бизнеса мы все-таки собрали, раз уж нас называют бизнес-проектом, нужно соответствовать.




Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: