#Поработал в Москве. Сценарист и продюсер Дмитрий Нарышкин: "Главная разница заключается в одном слове — деньги"

Поделиться

Креативные беларусы едут в Москву работать, чтобы там самореализоваться и заработать много денег – уверен сценарист и продюсер Дмитрий Нарышкин. В интервью marketing.by он поделился своими впечатлениями о работе над digital-проектами в России, а также покритиковал беларуские компании за отсутствие смелости.

608_oooo.plus.png

- Как вас занесло в Москву?

- Я вышел из проекта «Самый сок» от velcom, не имел основной занятости, и мне как раз позвонили из московского продакшна, который делает контент на российские федеральные каналы и в Youtube. Предложили поработать два месяца в Москве креативным продюсером.

Почему я поехал? Потому что в Минске очень слабо развивается направление проектов под Youtube и другие сетевые платформы. А мне это максимально интересно.

Я работал в Москве два месяца, после чего мы договорились с продакшном о дальнейшем сотрудничестве - сейчас готовим проект веб-сериала, но пока работаю из Минска.

- Какие впечатления остались от Москвы?

- Когда туда ехал, я этот город не любил. У меня уже был полугодовой опыт работы на ТНТ в грязной и гнетущей Москве Лужкова. Но в этот раз я снял квартиру в центре, и у меня очень сильно поменялось мнение о городе. Я проникся этим мегаполисом – его силой, энергетикой и тем, что в нем все быстро решается. Скажем, в Минске подобный проект запускался, снимался и реализовывался бы полгода.

44535181_2546727898685861_6273271469413608383_n.jpg

- Есть особенности в рабочих отношениях?

- Главная разница между Минском и Москвой заключается в одном слове — деньги. У нас нет таких бюджетов на Youtube, ВК или ОК, компании боятся вкладывать туда. А в Москве это все активно используется.

Например, в этом году многие российские бренды сняли для Youtube свой вариант новогоднего шоу. В Беларуси никто ничего подобного не сделал. Да у нас в принципе в интернете нет никакого интерактивного шоу и рынка развлечений в принципе.

В Москве есть жесткость – так, например, случилось и с нашим продакшном. Я должен был сделать восемь программ, но успел только пять — потом наш продакшн поменяли на другой. У заказчика был свой взгляд на вещи - в этом плане у них очень жестко.

Ну и главное отличие в работе, которое я почувствовал, это железное соблюдение всех дедлайнов — если они согласованы с клиентом и подрядчиками, все обязаны их выполнять. В этом плане Минск проигрывает, у нас постоянные размусоливания и поблажки. А в Москве ситуация может даже быть такой, когда заказчик просит у подрядчика передвинуть сроки, но ему говорят «нет» - ведь обо всем уже договорились.

51402304_1321417711341393_1186412925141647360_n.jpg

- Как в Москве относятся к беларусам?

- Очень хорошо. Я ничего плохого не слышал о нас ни в строительной сфере, ни в креативной. Но, например, у меня за спиной была кличка «картошка». Их это очень забавляло – постоянно присылали мне стикеры с картошкой. Лично меня это никак не обижало.

А вообще они просто знают, что беларусы достаточно работящие – и ты можешь не заметить, как резко пропадет все твое свободное время, потому что на тебя спихнули всю работу. Эту тонкую грань нужно чувствовать: в Москве люди ценят свое личное время и могут легко сказать: я этого делать не буду, это не моя обязанность. А беларусы не могут: как же отказаться? Вдруг на тебя обидятся и снимут с проекта? На самом деле не снимут, нужно научиться себя ценить. Многим беларусам при переезде в Москву следует понять, что ты ценный кадр, если тебя позвали работать, и не надо позволять собой пользоваться.

51880957_329405060888520_4935573088516440064_n.jpg

- Зачем беларусы едут в Москву? За самореализацией? Или за большими деньгами?

- Если откровенно, то за тем и за тем. Когда я узнал о проекте, в котором мне предложили участвовать — мне стало интересно. Потому что нужно было снять программы с участием Евгения Кулика, Эльдара Джарахова, Иды Галич, Димы Масленникова, Satyr’а – это же круто с ними пообщаться, узнать, как эти люди работают и что из себя представляют. Ну а потом я узнал размер своей зарплаты – и стало еще интереснее.

51795544_321670358467165_253478636118605824_n.jpg

51328952_2207134852934792_151344897935278080_n.jpg

- В каких странах/ городах вам было бы интересно поработать?

- Я работал в Киеве, когда там снимались проекты для русских медиа. И он остается для меня золотой серединой между Минском и Москвой. Там есть "движуха", есть бюджеты и нет этой местечковости и болота.

Сейчас я поехал бы куда угодно – в Африку, Азию… Я барьеров для себя не ставлю. Но если смотреть объективно, то из русскоязычных сейчас самый динамичный рынок – российский.

- Как думаете, в Беларуси возвращение из-за границы воспринимается как поражение?

- Беларусы, которые приехали в Москву, делятся на два типа. Первые сразу же вдруг максимально хотят не быть беларусами, они ненавидят все беларуское. А другие наоборот - гордятся и не строят иллюзий, что резко стали коренными москвичами. Бывает, что возвращаются и те и другие – это личный выбор каждого.

Нам почему-то важно мнение кого-то постороннего: что подумает сосед, о чем будут шептаться бывшие коллеги. У меня по этому вопросу очень жесткая, но правильная позиция: мне вообще насрать, что думают окружающие.

Мой личный выбор – не нужно привязываться к месту работы. Если мне предложат снимать проект в Антарктиде – я поеду, потому что это интересно. И не важно, беларус я или китаец.

Я знаю людей, которые вернулись в Беларусь не только из Москвы (это же не предел мечтаний), а из США, Японии, стран Западной Европы. И они с собой принесли сюда передовой опыт – благодаря таким людям наш рынок развивается.

- Как оцениваете перспективы для развития у диджитал-проектов на беларуском рынке?

- Чтобы это все развивалось, брендам нужно стать смелее. У нас мобильные операторы создают иллюзию, что они смелые. А на самом деле это не так – все слишком корректные, лишь бы никого не обидеть в коммуникации. И поэтому ни один из проектов не играет красками.

Важно понять одну вещь: если шутка никого не обижает, то она плохая. Шутка должна обижать хотя бы кого-то одного – и тогда всем остальным становится смешно.

IMG_8174_cr.jpg

Если проекты, которые делают бренды, никого не задевают, не хайпят, не бросают вызов, то все это безликое говно. В России делают смелые проекты, всегда с вызовом. Там первый вопрос, который задают авторам проекта – чем мы отличаемся от остальных? А теперь скажите, как часто этот вопрос вы слышите в Минске? У нас компании боятся, что им кто-то надает за смелость по шапке.

В Минске можно делать крутые проекты. И продакшны у нас есть, которые могут их реализовать. Главное, чтобы компании не боялись их делать. А то приносишь бренду абсолютно новый проект, а они: «мы не знаем» или «мы не готовы». Почему-то так сложилось, что у нас не любят свое: что-то я не помню, чтобы все сходили с ума по Максу Коржу, пока он не добился успеха в Москве. И таких историй, к сожалению, я могу назвать сколько угодно.

Поделиться
Обсуждение:
Читайте также: