Как философия помогает Google и как она может помочь белорусскому бизнесу?

Поделиться

Marketing.by поговорил с магистром философии Андреем Ролёнком о взаимосвязи философии и бизнеса, их структурной схожести, и о том, как в современном мире этим двум сферам не обойтись друг без друга.

gara_filo-001.jpg

Перед тем как начнём беседу, давайте для начала определимся с понятиями «философия» и «бизнес». Есть ли в них что-то общее?

Когда мы задаем вопрос о том, могут ли философия и бизнес существовать друг с другом, мы предполагаем, что уже находимся в определенном модусе понимания, что такое философия и что такое бизнес. Я бы, скорее, вернул нас назад: а понимаем ли мы, что такое философия и что такое бизнес? Каждый из нас понимает это по-своему… Есть множество определений того, что такое философия, как она разворачивается, в каких контекстах. Аналогично и в отношении бизнеса: каждый бизнесмен может индивидуально и интуитивно это понимать, несмотря на то, что есть какие-то школярные упрощения, которые используются в преподавании философии и бизнеса.

Поэтому для целей данного интервью нам следует договориться об определениях и постановке проблемы. Почему вдруг философии и бизнесу следует думать друг о друге в модусе возможности синтеза или практической составляющей? Какой философии и какому бизнесу? 

Давайте договоримся. Каково Ваше понимание?

Задача определения философии уже является проблемой не только для, скажем так, «профанов» (кто не принадлежит к полю философии), но и для профессионалов. Нужно понимать, что оно находится в бесконечной исторической динамике. В зависимости от контекстов (исторических, политических, социальных) оно по-разному понимается.

В целом, мне близка идея о том, что философия — это определенная установка, этос как способ жить, мыслить, действовать, писать, говорить. Это рефлексия. Это мышление, претендует на то, чтобы не только мыслить мир (универсалии в целом), но и выходить за его границы, ставить ему запредельные вопросы, т.е. вопрошать о границах мира, о смысле, претендуя на универсальную значимость… В качестве рабочего можно взять это определение. Я бы хотел подчеркнуть его двойственность: с одной стороны, это мышление о мире как о чем-то актуально данном — мы пытаемся понять мир, человека, нашу вовлеченность в мир во многообразии контекстов, но, с другой стороны, выход за границы мира, смысла и т.д..

Не хотелось бы делать емкого обобщающего определения (как в учебнике) в стиле «философия — это»…Я не сторонник таких школярских подходов. В интернете вы можете разыскать их самостоятельно — философствование, любовь к мудрости или что угодно еще... Для нас важна вот эта критическая установка и утопичность в плане того, что философия — это нормативно заряженная рефлексия. В разные эпохи этот нормативный горизонт наличествовал и по-разному себя проявлял: философия предлагала проект, как построить хорошее общество, государство, что такое мышление, рационально организованная жизнь и т.п.

Ну а что такое «бизнес»? 

Возвращаясь к бизнесу… Считается, что бизнес вращается вокруг идеи извлечения прибыли, это реализация идеи, которая должна приносить прибыль.

Как эти 2 пласта связать: с одной стороны, мышление, которое пытается диагностировать мир, в котором мы живем, и пытается выйти за его пределы, а с другой — потребность в реализации идеи с целью извлечения прибыли (скажем так, коммерсализации)? Это хороший и сложный вопрос.

Это 2 отдельных мира со своей смысловой конструкцией, своей логистикой, своим этосом как способом жить, мыслить, действовать в этом мире. 

Иными словами, бизнес — это также мышление, но это мышление в силу своей специфики (цель — извлечение прибыли) лишено критичности и не предполагает, с моей точки зрения, что эта критичность будет заложена.
Задача бизнеса быть максимально рационализированным, быть утилитарным, инструментальным. Если философ занят мышлением в перспективе нормативного горизонта (в двойственном модусе, о котором мы говорили), то бизнесмен занят инструментальной реализацией идеи и извлечением из нее прибыли. Для него все становится средством, в то время как для философа это все лишь цель. Это все идеалистично и абстрактно звучит, но на уровне определения приблизительно так и работает. 

Может быть, эти сферы и не могут существовать в плотном синтезе? 

Для поиска ответов можно обратиться к конкретным примерам: Дэймон Хоровитц (основатель Aardvark, штатный философ Google), Рейд Хоффман и Стюарт Баттерфилд (основатели LinkedIn и Flickr).

Вот, например, в Google есть свои штатные философы. Для чего это нужно корпорациям и бизнесу в целом?

Потребность в философии для бизнеса возникает в случаях необходимости исследования разума, запросов на исследование языка, коммуникаций и общества. Бизнес так занят своей логистикой и операциональными задачами, что в один прекрасный момент все решения становятся зашоренными. Да, мы имеем отлаженную логистику поставок и производства продуктов, у нас есть общий бизнес- и медиа-план продвижения продукта и выхода на рынок, но это всё достаточно статично. В определённый момент мы попадаем в креативный тупик. Вокруг всё базируется на устоявшихся знаниях и правилах, а новых идей и схем реализации нет. Поэтому бизнес начинает задумываться над тем, откуда брать новые идеи и как расширить горизонт собственного мышления? Этому пример — штатный философ Google- Дэймон Хоровитц (Damon Horowitz). После окончания Массачусетского технологического института, будучи программистом он создал компанию Aardvark — новый тип поисковой системы, основанной на социальном взаимодействии. Через некоторое время Хоровитц продал свой проект компании Google, где он сейчас работает на должности штатного философа. 

Насколько известно, он понял, что дальнейшее развитие искусственного интеллекта в тупике, потому что те методы, которые используются для их развития, не могут развить их выше уровня «умных игрушек». 

Да, он обратился к философии и стал доктором гуманитарных наук (PhD), когда понял, что несмотря на то, что поставленная перед ним задача состояла в том, чтобы создать лучших мыслителей, чем люди. На самом деле, все, чего он достиг — это проектирование этих самых умных игрушек. Ему стало ясно, что ограничения наших «умных» систем не будут преодолены в ходе пошаговых улучшений. И мало-помалу он понял, что вопросы, которыми он задавался, были философскими — о природе мысли, о структуре языка, о первопричинах понятий. И он начал изучать разум.

gara_filo-002.jpg

Если заставить бизнесменов и разработчиков изучать философию, это повлияет на успех в их бизнесе? 

Это всё будет зависеть исключительно от того, к какой философии они обратятся. И тут мы можем говорить о состоянии современной философии вообще и белорусской в частности. Хоровитцу повезло — он мог обратиться к представителям философии в крупнейших университетах Америки, открытых и интегрированных в международный контекст. А кому-то может повезти меньше, и они первично обратятся исключительно к локальной философии, тем более, институционально неразвитой и политически/идеологически контролируемой. У каждого государства своя ситуация и история «национальной философии», национально-философского нарратива.

Но давайте поговорим именно про белорусскую, она может помочь?

Если бы в Беларуси представители бизнеса пришли к этому решению, то они столкнулись бы с большой проблемой, связанной с её состоянием. И результат мог бы быть плачевным и отпугивающим.

У нас глубокий кризис философии, проявляющийся в отсутствии школ и традиций мышления, вследствие отсутствия институциональной автономии философии (на уровне факультета и кафедр БГУ, Института философии НАНБ и т.д.) и академической свободы философов. «Улучшить» ситуацию призвано, видимо, недавнее назначение одиозной фигуры Вадима Гигина на должность декана факультета философии БГУ (белорусскую философию ожидает «гигиенизация»).

О ЕГУ как одном из центров философии после закрытия факультета философии и увольнения/изживания целой плеяды преподавателей-философов также говорить не приходится. Хотя там осталась хорошая команда журнала «ТОПОС» (под редакцией и лидерством Т.В. Щитцовой).

Но всегда были и есть хорошие авторы-философы в и за пределами философских кафедр/институций (Стёпин, Михайлов, Тузова, Бобков, Акудович, Мацкевич, Фурс, Щитцова, Шпарага, Усманова и др.). В Беларуси могла бы сформироваться своя методологическая, феноменологическая социально-критическая школы, но в силу различных (и не только политических) обстоятельств не сформировались.

В общем, бизнесу нужно искать «штучных» белорусских философов и интеллектуалов. И почему бы по примеру Google не вводить их в штат… 

Но обязательно ли обращаться к локальным философам? Почему не воспользоваться мировым опытом?

Нужно учитывать то, что вы работаете в особенностях белорусского общества.

Если брать западный контекст, то там бизнес неплохо интегрирован с институтами философии. У них очень развито инструментальное взаимодействие. Могут открывать даже кафедры по изучению бренда. Бренды сами спонсируют изучение брендов (историю проникновения брендов в университеты можно почитать в книге Наоми Кляйн No Logo). Конечно, это всё носит коммерциализированный характер. Это могут быть и центры, связанные с современным исследованием общества. Западные философы уже говорят о том, что это может стать угрозой для университетов, в которых такими темпами будет видоизменена сама суть философии как мыслительного (читай — неутилитарного, вне экономической целесообразности) этоса.

А что полезного для бизнеса могло бы существовать в Беларуси?

Ему была бы полезна социология (не только в эмпирическом измерении), генеалогия мышления (как люди мыслили на разных этапах развития истории, что представляет из себя структура мысли белорусского общества).

Бизнес работает с людьми, и он должен понимать, как устроен человек. Что способствует развитию творческого потенциала, а что его блокирует. Как ведёт себя человек свободный, в чём отличие его поведения и восприятия от человека, живущего в авторитарных условиях. Как это влияет на рынок и как в нём работать?.
Бизнесу полезно выходить из своей рутины и делать паузу, чтобы войти в лоно мышления, чтобы понять, как современный человек (в нашем случае белорус) стал тем человеком, которым он есть. Кроме этого, во всём можно найти новые идеи для бизнеса.  

Всегда ли философия полезна?

Если ты пришел к ней с вопросом, то ты обязательно найдёшь ответ на него. Философия предусматривает поиск. Она расширяет понимание вещей. Но если ты приходишь в философию идеологизированную или политизированную, которая находится в кризисе, то можно не только не получить пользы, но и навредить себе.

Насколько мне известно, вы сами ушли из философии в бизнес. Почему? И не жалеете ли вы об этом?

Не совсем корректная формулировка «ушли из философии» и, тем более, «сами». Я утратил институциональную аффилиацию с одним конкретным университетом (Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе), где я работал последние 8 лет в качестве преподавателя философии и социальной теории. Это было травматично, но административный волюнтаризм и схлопывание академической свободы и самоуправления в отдельно взятом университете не способны лишить мыслителя возможности мыслить…

После ЕГУ я еще немного поработал с коллегами (часть из которых также «ушли» из ЕГУ) в рамках проекта неформального образования Европейский колледж свободных искусств.

Решение заняться бизнесом было мотивировано необходимостью зарабатывания средств существования для себя и своей семьи. Выбор сферы (IT) — бесконечными возможностями для развития и высоким потенциалом и скоростью капитализации инвестиций. В общем, сейчас у меня небольшая веб-студия c интересным названием Skypia  и я занимаюсь интернет-маркетингом, разработкой и продвижением сайтов. В свободное время, как и ранее, занимаюсь философией… 

gara_filo-003.jpg

Сама по себе философия достаточно статична, но мы видим, как технологии изменяют нашу реальность, успевает ли философия за этим? И как вы относитесь к таким новым направлениям философской мысли, как тот же трансгуманизм?

Это вызов. Философия вращается вокруг того, что такое человек. Вопрос в любом случае один и тот же. Кто я? И как я таким стал?

Такие течения — технизация философской мысли. Это уже было, хоть название новое. Попытка мыслить с придатком «транс» — это скорее режим трансцендирования — выход за границы устоявшегося способа мышления (в данном случае).

Мне кажется, философия становится трансдисциплинарной. Вот видите, везде это «Транс». Потому что уже тяжело отвечать в узком смысле на существующие вызовы, когда запрос на философию становится утилитарным и инструментальным. И ей приходится оправдываться. И в этом контексте философия объединяется с другими отраслями гуманитарного знания и не только (будь то культурные исследования, экзистенциальная психология, исследование попкультуры, биоэтика и т.д.). Это и есть современное будущее философии.

Для нас в постсоветской реальности это выглядит очень странно. Вы можете представить кафедру биоэтики или биоправа? Сейчас существует (издаются монографии) философия «Южного парка», «Симпсонов», и она анализирует эти продукты не for fun, это серьёзные исследования. 

Но и сама природа восприятия информации изменяется, философия не исключение. 

Именно. Вы посмотрите на поисковые запросы в Google, связанные с философией: «философия кратко». Это всё объясняет.

Что вряд ли вас радует.

Да, это вызов к манере подачи философии в публичной сфере. Философ тратит огромное количество времени для того, чтобы сделать оговорки и рассказать, о каком объекте он говорит, в узком или широком значении. Пока я это говорю, я уже неинтересен. Но иначе я буду нечестен. Если философ говорит вам, что расскажет, в каком обществе вы живёте, это должно настораживать и вызывать вопросы.

А я как раз и хочу получить от вас ответ на этот вопрос!

Но цель философии — всё ставить под сомнение, задавать вопросы и искать на них ответы. Я могу дать вам мой субъективный ответ, это мой выбор, но он не универсален. И вы либо адепт моего ответа или нет. 

И все-таки как нам назвать те изменения, которые происходят в современном обществе?

Как только не назывались макросоциальные трансформации, которое переживает общество с конца 60-х годов 20 века: дискурс постиндустриального общества, дискурс постмодерного общества, информационное общество, текучее общество, поздний капитализм, потребительский капитализм, глобализация, виртуализация, гламуризация и др.. Философы всё время занимаются диагностикой современности. Но мы видим, как быстро всё изменяется. Пока мы придумываем название для одного момента развития общества, оно уже становится другим. Нам всё время не хватает новых имён и новых понятий. Но это нехватка носит позитивный характер для развития самой философии.

А есть ли в Беларуси свой философский язык?

Если Вы спрашиваете про традиции мышления и школы, то, как я уже отвечал, они не сложились.

Доминирующим в плане языка мысли и понятийного аппарата в институциональной философии, остаётся марксизм-ленинизм. Именно институциональная философия тяжело выходит за эти рамки. К такому выводу пришли мои коллеги, проанализировав состояние поля философии в Беларуси в контексте постсоветских трансформаций (с результатами можно ознакомиться тут ).

Это как приговор звучит. 

Мне тоже не нравится. Но я лишь отмечу в этом контексте то, что философия — это авторство и у нас хватает хороших философов. Авторство живёт, но не вырабатывается школа. 

У меня вопрос про экзистенциализм. Ходят слухи, что белорусы как-то связаны с зарождением экзистенциализма. Это может быть правдой? В белорусском мышлении есть что-то экзистенциальное?

Вы хотите, чтобы я серьёзно ответил или чтобы была игра в ответе?

Я не против, но хотелось бы найти немного экзистенциализма. 

Тут вопрос в том, есть ли вообще категория белорусского мышления в целом.

А ответ есть?

Вы вот всё хотите от меня конкретных ответов. Но я не знаю, и такой ответ будет правильным. Проблема в том, что непонятно была ли философия в СССР. Это идеологически размытый объект. И очень тяжело понять, где заканчивается пласт идеологии и где начинается философия.

Философию заменила идеология — и в этом наша беда? 

Всё всегда намного сложнее. Для красоты словечка я могу так сказать, что да, она должна была свято цитировать и воспроизводить диалектический материализм во всех его проявлениях. Однако всегда в идеологически выверенном поле возникают сообщества, которые находят нишу, чтобы обращаться к современным авторам и методологиям, чтобы мыслить свободно. 

Хорошо, тогда такой практический вопрос, как с помощью философии развить навыки критического мышления и предпринимательского чутья? 

У меня история в тему. Когда-то я работал в одной столичной гимназии и решил сделать факультатив по философии, заявив в качестве цели «формирование навыков критического мышления». Но так просто начать читать курс было нельзя, его программу нужно было согласовать и утвердить. Беру я свою программу и еду на утверждение в Отдел образования Мингорисполкома. Обсуждали мы ее не долго, потому что её прочитали и увидели только одно: «формирование критического мышления». И женщина сказала: «Сколько же можно его формировать. Мы его уже два десятилетия формируем и формируем».

Это я к чему...Философия — это открытый поиск истины. Она утопична и индивидуальна. Она предполагает личную ответственность за сказанное. Это решимость и смелость. Неужели дух предпринимательства не предполагает генерацию идей и выход за устоявшиеся формы логистики?

С ваших слов, бизнес и философия имеют единство духа.

Я специально так вывел, чтобы вы его почувствовали, но это единство эфемерно и ситуативно. 

Философия и бизнес (точнее — предпринимательство) структурно схожи, но по контенту специализированы. И чем структурно они ближе, тем увеличивается вероятность успеха.
Ты ответственен, сам реализуешь и находишь инициативу и тему для бизнеса. И самое главное, как и в философии, про что я говорил ранее, для бизнеса ты сам находишь время и деньги. В этом отношение критическое мышление, которое даёт философия, может помочь с генерацией бизнес-идей во всей их сложности и многообразии, может помочь найти себя и нишу для реализации своей идеи, может помочь преодолеть кризис креативности.  

Учитывая наши условия, что мы можем сделать в Беларуси для интеграции бизнеса и философии?

Нам нужно создавать больше публичного пространства для свободного диалога и коммуникации представителей разных полей — только в рамках публичной сферы смогут сформироваться совместные запросы, идеи, субъекты, проекты. Нам нужна действительная, а на бумаге автономия университета и академическая свобода. Нам нужна либерализация условий деятельности для предпринимателей и бизнеса. Без этих условий и, тем более, под патерналистским контролем государства ни свободная мысль в целом, ни интеграция философии и бизнеса в Беларуси невозможны.

Фото Ирина Рогачева

Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: