AID$A: Беларусь — долларовая страна. Колонка Александра Демидовича

Поделиться

AID$A — это белорусская версия модели потребительского поведения, в которой между этапами «Желание» (Desire) и «Действие» (Action) встрял американский «зеленый».

base_6775907e2e.jpg

Так уж исторически сложилось, что Беларусь — долларовая страна. После развала совка, в период буйства гиперинфляции, нужна была точка опоры, мера ценности товаров и услуг. Как раз этой мерой и стал «зеленый». С тех пор порой сами того не осознавая, белорусы калькулируют стоимость холодильника, телевизора или любой другой крупной покупки в долларах.

Вопреки повсеместному обращению несколько лет назад в Беларуси запущена программа дедолларизации. В целом она вполне обоснована. Но только не в период, когда уровень инфляции измеряется двухзначными числами. Исчезли валютные кредиты для физлиц. Банки существенно сократили кредитные портфели. Простые обыватели распрощались с надеждой сделать крупную покупку. Приобретать что-либо в кредит в белорусских рублях, когда процентные ставки достигают 50-55%, — смерти подобно. Торговые сети недосчитались оборота. Производители недобрали прибыли и приостановили свое развитие. Государство — недосчиталось налогов и новых рабочих мест. Цепочка оборвалась. И это только одно направление дедолларизации.

Программа по дедолларизации имела бы успех, но веру в «зеленый» подкрепляют резкая разовая девальвация со стабильной периодичностью раз в три года, ползучая девальвация в промежутках. Добавьте сюда постоянные обещания Правительства про рост зарплат в долларовом эквиваленте.

Увы, белорусский рубль остается лишь средством оплаты, но решение о покупке белорусы принимают, калькулируя стоимость в долларах.

В этой связи борьба Минторга с «зеленым» больше походит на борьбу с ветряными мельницами. Тот уникальный случай, когда Минторг объявил войну… торговле. Закрытие целой вереницы интернет-магазинов, продуктовых магазинов накануне новогодних праздников и после них можно объяснить лишь завуалированной формой борьбы с импортом. Хотя наверху, видимо, невдомек, что при отсутствии границ в таможенном союзе — любое ограничение импорта — это подарок для российского ритейла, который с радостью обслужит заглянувший трафик из Беларуси. Красноречивый пример — автомобильный ритейл. После обвала российского рубля в конце прошлого года белорусы залихватски очистили склады российских дилеров. Как признался менеджер одного московского салона, белорусам в ноябре-декабря 2014 года отпускали около 70% месячной реализации автоцентра!   

Но регулятора рынка, похоже, это волнует в меньшей степени. Им невдомек, что у кампаний с иностранным капиталом, а также немногочисленных белорусских фирм с бизнес-процессами, соответствующими требованиям МСФО, внутренняя учетная политика ведется в долларах или евро. Это значит, что любое изменение курса национального банка приводит к удорожанию их продукции в белорусских рублях. Иначе, это убытки и не бизнес вовсе. Да и что страшного в подорожании? Искусственное сдерживание инфляции очень быстро приведет к дефициту. И далее — добро пожаловать в 90-е. Нет, рыночной экономикой здесь и не пахнет.

За скобками остается главный вопрос: можно указывать стоимость в белорусских рублях, можно менять ценники хоть несколько раз на день вслед за изменением курса Нацбанка, но заставить белорусов воспринимать цены в белорусских рублях — не сможет ни одно постановление или указ. Так, может, регулятору рынка и не стоит так жестко следовать букве закона? Ведь очевидно, что белорусскому рублю не хватает стабильности. Той самой пресловутой, которая стала едва ли не главной национальной чертой Беларуси.

Об авторе  

Александр Демидович, заместитель директора по маркетингу и развитию СООО Атлант-М Фарцойгхандель, Импортер Volkswagen в Беларуси
Поделиться
Материалы по теме:
Обсуждение:
Читайте также: